Эти казенные стены навевают воспоминания. Они один в один, как стены того коридора. Я шел в полумраке коридора, словно зверь скользил во тьме, превратившись в тень, я слышал, как за дверьми комнат играла музыка, раздавались женские голоса и работали телевизоры, было слышно, что по телевизору шел какой-то известный популярный фильм, знакомый наизусть.

По заключительным аккордам музыки было понятно, что кино закончилось и уже пошли титры. Значит, сейчас многие потянутся перед сном в туалет, душ или покурить, выйдут в коридор, а там. Неожиданно я почувствовал, что от осознания быть застуканным я сильно возбудился, член стал набухать и подниматься. Быть обнаруженном в таком виде — еще больше меня возбуждало.

Я дошел уже до середины коридора и проходил мимо лестницы, ведущей на другие этажи, с нее доносились голоса. Я повернул голову и увидел, что пролетом выше между этажами стоят и курят несколько девушек. Меня им не было видно, а я видел их только снизу по пояс, дальше закрывала лестница. Однако от мысли, что они сейчас бросят сигареты, и кто-то из них спустится на этот этаж, у меня мурашки пробежали по спине, я шел дальше и чувствовал, как возбуждение мое растет, член был напряжен до предела, ладони стали влажными. 

Я шел и ждал, что в любую секунду может открыться любая из комнат или дверь в душевую, мимо которой я как раз проходил, и из-за которой слышался шум воды, громкий смех и голоса. Наконец, я дошел до конца коридора и повернул в лестничный проход пожарного выхода.

Еще этаж. Вот последние ступени, открыть дверь, а там всего пять метров до желанной цели... Но женский голос заставил меня остановиться. По голосу было слышно, что девушка вышла в коридор и разговаривает по телефону.

— Привет! Как ты? Когда приедешь? Я соскучилась! Тут столько всего случилось... Подожди-подожди, болтушка. Раз завтра приедешь, и все расскажешь, а сейчас мне надо бежать. Я звоню, только чтобы узнать, когда ты приедешь.

В моих планах не было засветиться в этом социальном жилье для малоимущих. Свидетели мне были не нужны. Дождавшись, когда девушка вернется в свою комнату, я прошел до вожделенной комнаты 315.

Ключ в замке тихо хрустнул и дверь открылась. Было еще довольно рано, и я не хотел будить свою добычу, по крайней мере, звуком хлопающей двери. Закрыл дверь. Я чувствовал себя немножко шпионом, на цыпочках войдя в комнату.

Все, как она и сказала. В комнате на двухъярусной кровати лежали две девушки - ее дочери. В комнате пахло апельсиновым соком, значит, она их уже напоила. Это хорошо, так они будут меньше сопротивляться. В предвкушении столь легкой добычи мой член разрывало на части. Все же, эти сорок тысяч долларов того стояли. До чего доводят долги, отчаяние и любовь к умирающей младшей дочери.

Эта глупая шлюха так и не поняла, что за эти деньги она и ее дочери будут прыгать на моем члене еще очень долго. Не зря я записал на диктофон разговор, где она обещает мне своих дочерей. Если они попытаются отправить меня в тюрьму, то их продажная мамаша отправится вместе со мной. Нет. Я просто обожаю платную медицину. На что только не идут эти жалкие неудачники ради излечения своих детей.

Я разделся, все так же стараясь не шуметь, и сел на краешек кровати у старшей в ногах. Руки у меня были холодные с улицы и я решил чуток подождать, пока они согреются. К тому же, несколько минут предвкушения никогда не помешают, а вовсе даже наоборот, создадут нужный настрой. Просидев в такой эротической медитации минут, пять, я полез под одеяло. Руки еще не отогрелись, но терпению моему пришел предел.

Аккуратно приподняв одеяло, я начал пробираться к своей цели. Создатель, благослови эту страну!. Лиза, так вроде зовут старшую, лежала, подогнув одну ногу. Дыхание ее не изменилось — значит, она еще не проснулась. Хоть мне и жгло одно место от нетерпения, я старался не спешить — мне хотелось как можно дольше насладиться моментом, разбудить ее легкими ласками, так, чтобы она уже сквозь сон начала возбуждаться.

Лиза была очень красивой, ей был 21 год. Такая блондинка с красивыми стройными ножками. Грудь тоже была хороша, упругая, среднего размера, как два прекрасных яблока. Ну, а её попка — просто совершенство, я вообще никогда не видел такую хорошую попку! Не зря она ходила в спортзал, как говорила ее мать. На верхнем ярусе спала младшая дочь Джина. Для своих восемнадцати, ее тело было не очень развито. Видимо, болезнь давала о себе знать. Небольшого роста, симпатичные ножки, попка, ну и груди для такой малышки просто великолепные.

Лора была почти голая, в одной майке и трусиках, я осторожно залез на неё. Поцеловал её. Осторожно начал поглаживать ее тело. Проводил по ее аппетитным формам. Затем я осторожно задрал футболку. И начал потихоньку спускать с нее трусики. От нее чувствовался запах сока, который я купил ее матери, чтобы она напоила их обеих. Надеюсь, количество таблеток со снотворным в соке я рассчитал правильно и они не проснутся, пока я буду играть с ними. 

Когда я спустил трусики Лизы до колен, она неожиданно повернулась на бок. Видимо, все же дозировку снотворного я не рассчитал. Но плевать. Я снял с нее трусы и лег на бок сзади. Мой член упирался в ее прекрасную попку. Я осторожно поднял ее ногу и стал вставлять свой член ей во влагалище. Я аккуратно направил член во вход ее влагалища. И резким движением вошел в нее. От боли Лиза проснулась. Но мне уже было все равно, я заткнул ей рот рукой и начал медленно двигать в ее дырочке своим членом. Она начала дёргаться.

— Тише, тише. Всё хорошо, я хочу доставить тебе удовольствие, тебе же хорошо?! Ты же не хочешь, чтобы Джина проснулась? Поэтому не кричи.

Я несколько раз вынул член и с силой вставил. Затем я убрал руку с ее рта и сжал ее сиськи.

— Нееет, кто вы, прекратите — Слабо простонала она.

— Ни за что, сучка, твоя дырочка обошлась мне в сорок кусков. Я не остановлюсь.

Я засосал её и она обмякла. Я начал сильнее трахать её.

— Я буду трахать тебя долго и упорно.

— Нет, не надо, пожалуйста. Почему, почему...

Я лапал её груди, она вся извивалась подо мной. Я не мог поверить, что трахаю такую красотку. Она попыталась вырваться, но я крепко её держал, она что-то бессвязно говорила, но я опять начал сосаться с ней. Через пару минут она прекратила сопротивляться, и я продолжил трахать её.

— Почему? А потому что твоя мамаша продала вас мне. Потому что все в природе закономерно. Неудачники - товар для успешных людей.

— Не правда, это не правда.

У Лизы потекли слезы. Это меня еще сильнее завело. Я с силой сжимал ее великолепные соски. И засаживал свой член в ее дырку со всего размаха.

— Еще какая правда. Твоя мамаша залезла в долги по уши. Неудачливая шлюха спустила все деньги на лечение твоей младшей сестры. Из-за этого ты ведь бросила колледж. Не расстраивайся. Это судьба неудачников. Твоя мамаша подставляла пизду под такого неудачника, как твой покойный отец. Ты еще будешь меня благодарить. Я исправлю ваш генофонд. Ты и Джина будете рожать, рожать и рожать только успешных детей. Моих детей.

От этих слов я почувствовал, что кончаю, но член высовывать не стал, мне страшно захотелось кончить в эту красивую киску. Я засадил ей по самые яйца и начал кончать, кончал я сильно и удивительно много. Потом я ещё полежал на ней, не высовывая члена.

— Не трогай Джину, подонок!

Лиза попыталась изобразить злость, но под действием снотворного получилась жалкая гримаса, которая вызвала у меня смех. Я повернул ее на спину, а сам сел сверху и начал водить членом по её губам. Лиза замычала. И начала вертеть головой.

— Лиз, открой ротик, пожалуйста, пососи мой член, я же так помог тебе, а ты не хочешь уступить мне даже это. Частная клиника, в которой твоей милой Джин могут сделать трансплантацию костного мозга стоит дорого. У таких неудачников как вы никогда не будет таких денег. А у меня они есть. Я ваш благодетель. А благодетелю нужно идти на встречу.

Я ещё поводил членом по её губам, и она приоткрыла ротик, видимо, намереваясь что-то сказать, но я тут же просунул член внутрь. Я начал приседать над её лицом и трахать её в рот. А эта шлюшка даже не успевала глотать воздух, и вскоре начала дышать носом.

— Запомни детка, Америка - страна возможностей. Только неудачники думают, что за эти возможности не нужно платить. Вам, жалким неудачникам больше некому жаловаться. Даже ваши коми больше не помогут. А знаешь почему, потому что коми тоже неудачники, возомнившие себя способными создать справедливость. Они хотели променять свободу возможностей на свободу справедливости. Да в гробу я видел их красную свободу, Если я могу насаживать таких милашек.

Меня возбуждала мысль о том, что она может забеременеть. Я решил специально кончить во все её дырки. Я смотрел, как она заглатывала мой член, и трахал её ещё и ещё сильнее, и скоро кончил, опять прямо в неё. Я начал бурно извергать сперму ей в рот, затем высунул член, и накончал остатки ей прямо на лицо и волосы. Лиза, видать, не смогла проглотить всё, и из её ротика по подбородку начала стекать сперма. Я слез с неё.

— Ты классная соска, детка. И с этими словами я вытер свой член о её волосы. 

От этого мой прибор опять встал. Я перевернул её на живот. Ей уже всё было безразлично, она даже не сопротивлялась, только отрешенно смотрела в темноту комнаты, пока капля спермы стекала с её щеки на подушку. Я посмотрел на неё, она была прекрасна: красивые ножки, эта восхитительная попка, выставленная мне напоказ. Я мог делать с ней всё что захочу. Только от этой мысли я уже был готов кончить. 


Я погладил её попку, потом приподнял её и поставил раком, она неохотно приняла позу. Я раздвинул её ягодицы и загляделся на неё. Из ее разорванной киски текла кровь, а сверху была ещё одна крохотная дырочка. Её анус был так прекрасен, что я захотел отыметь её в попку. Я вставил хер в ее пизду и сделал пару движений, чтобы смазать своего бойца спермой. Одновременно я засунул палец ей в очко и начал двигать им там. Даже он входил с трудом и она начала сопротивляться.

— Нет, не надо, только не туда, я боюсь, будет больно, я ещё ни разу… - Жалобно промямлила она. Но удар моего кулака ей в бок заставил ее моментально заткнуться и жалобно скулить.

— Расслабься, сейчас я смажу член спермой и всё будет хорошо. - Сказал я бесцеремонно. Затем я вытащил член из пизды, он весь был в сперме и её выделениях. Я приставил головку к анусу. И надавил. Головка медленно вошла туда.

— Больно...

— Тихо, всё будет хорошо, твой спаситель не сделает тебе больно.

Я немного подождал, чтобы она привыкла и начал продвигаться внутрь. Я уже сорвал ей целку, а теперь я желал порвать её попку. Я держал её за бедра, и натягивал её попку на свой хуй. Вскоре я уже вовсю драл её в очко. Она начала плакать, но это ещё больше раззадорило меня.

Одновременно я взял её за подбородок и потянул вниз, она открыла ротик, и я сунул свои пальцы ей в рот. Это было прекрасно! Она начала причмокивать. Свободной рукой я взял её за волосы и насаживал её попку на свой член. Я пер так её около четверти часа. С меня тек пот, а мой член уже не встречал никакого сопротивления, я спокойно засаживал ей на всю длину, вытаскивал полностью и засаживал снова. Было приятно чувствовать, как её попка обхватывает внутри мой член, сжимает его.

Я не мог больше сдерживать себя и начал кончать в её прямую кишку. Это было великолепно, я вытащил член, раздвинул её ягодицы, сфинктер ануса, даже не сжимался, дырочка была уже такой большой, что туда без труда влезли бы четыре пальца. Из её очка вытекала моя сперма, как, впрочем, и из пизды. Её ноги были все липкие от моей спермы, и мне даже неприятно было уже прислоняться к ней. А с её подбородка капала моя сперма. Лиза лежала в постели, обессиленная, униженная. Видать, от шока эта сучка потеряла сознание.

Я вспомнил, что на верхнем ярусе лежит Джина, теперь очередь десерта. Наверху, свернувшись клубочком, спала Джина. Видать снотворное все действовало. Я стянул с неё одеяло, взял на руки, положил на полу и начал её раздевать. Передо мной лежало прекрасное голое восемнадцатилетнее создание. У неё были красивые груди, а соски немного вздернуты вверх, прямо как я люблю. Я раздвинул ей ноги, просунул палец в пизду. Он наткнулся на преграду.

— А, эта тоже целка, хотя, впрочем, и неудивительно.

Я решил не тянуть момент, я лёг на неё, направил свой член в ее киску и резко вставил. От боли Джина проснулась и вскрикнула.

— Тише, малышка, радуйся, ты уже девушка. Как и твоя сестра.

Джина начала вырываться и кричать, но я закрыл ей ротик. Я начал быстро трахать её.

— Заткнись, маленькая сучка, а то получишь! - С этими словами я влепил ей сильную пощёчину, из её глаз хлынули слёзы.

— Тише ты, твоя сестра лежит в вашей постели, вся оттраханная и обкончанная, будешь себя хорошо вести, кричать не будешь, и я тебя бить не буду. Я даже сделаю тебе приятно, поняла?

Джина закивала головой. Я убрал руку, она не стала кричать. Я поцеловал её, она сначала отпрянула, но я взял её за подбородок и засосал. В этот момент я задёргался быстрее и начал кончать в неё. Кончая, я лапал и целовал её прекрасные сиськи. Джина даже, наверное, не поняла или не почувствовала, что за струя заполнила ее влагалище. В ее глазах были лишь ужас и страх. Немного отдышавшись, я лёг на неё и стал целовать. Мы долго целовались. Я ласкал её груди, мял ее соски. А после я гладил ее волосы.

— Я же говорил, что сделаю тебе приятно. Но это только начало. Такие плохие девочки как ты должны научиться быть взрослыми. И не должны быть обузой своим родным. Представляешь, твоя мамаша продала вас мне, чтобы рассчитаться с долгами за твое лечение. Каково это узнать? Скажи мне, Джинни.

Она лишь тихо заныла. Эта маленькая сучка даже слова не могла выдавить. Потом я снова вошёл в неё. И начал потихоньку трахать. Вскоре я приказал ей начать двигать попой навстречу моим движениям. Она начала подмахивать мне, и я ускорил темп. Вот, мой член уже был отлично смазан моей спермой, оставшейся в ее влагалище, и её же выделениями. 

Я перевернул девочку на живот, поставил раком. Далее я проделал то же самое, что и с её сестрой. Я раздвинул ягодицы, просунул палец ей в очко, она начала постанывать, но не сопротивлялась, видать, помнила пощёчину. Затем, когда я уже порядочно поработал пальчиком у неё в попке, я начал продвигать туда свой член. Головка начала входить туда, девочка вскрикнула, я погладил её по голове и начал успокаивать.

— Не напрягайся, так только хуже. И привыкай, теперь ты это будешь делать каждый день.

Да, очко у этой малышки было намного уже, чем у её сестры. С трудом я пропихнул головку, потом потихоньку начал продвигаться. Она вся дрожала. Только минут через пять я смог возобновить действия. И вскоре я уже вовсю драл её очко. Это было замечательно, в попке было так узко и так приятно, а она подо мной начала тихонько плакать от боли. Но мне это было только в кайф. 

На этот раз я долго не мог кончить, и малышке пришлось терпеть мой член в своей попке ещё полчаса, как минимум. Я почувствовал, что близок к оргазму и высунул член. Я встал на кровати развернул малышку и вставил ей в ротик. Я схватил её за уши и просто натягивал её на свой агрегат. Делал это так быстро, что она чуть не задохнулась. И вскоре начал кончать. Я немного спустил в рот, но потом высунул член и кончил ей на лицо и волосы. Она была прекрасна в этот момент. С моей стекающей спермой с её прекрасных губок.

— Джинни, возьми мой член. Сейчас я буду учить тебя, как доставить мне удовольствие. И начинай его поглаживать.

Она нерешительно взяла мой вновь стоявший член. От ее нерешительных прикосновений у меня внутри все куда-то поднялось, а потом провалилось, дыхание перехватило, член дернулся и из него ударила тугая струя спермы. Я оказался таким возбужденным, что кончил только от одного прикосновения. Сперма, а ее оказалось неожиданно много, тугими короткими рывками вырывалась наружу, ее густые белые капли попадали Джин, на живот, лобок и на ноги. 

Она смотрела, а ее пальцы продолжали держать член, извергающий сперму. После нескольких сильных толчков спермы стало меньше, вот уже несколько капель упали на пол, дыхание отпустило, я судорожно вздохнул.

— А теперь возьми его двумя руками.

Джин не отпустила член, а наоборот обхватила его рукой и сжала, провела вверх — вниз. У меня вновь внутри все сжалось, и я кончил еще раз, спермы уже почти не было, но ощущение оргазма было непередаваемым. Я сам не понимал, откуда во мне столько сил. Видимо, эти шлюшки были столь невинны, что просто было бы грех не сделать это столько раз.

— Джинни, с этого дня будешь звать меня не иначе как папочка, поняла? Я покажу вам пример настоящего мужчины, а не тот, что показывал вам неудачник, присовывавший вашей мамашке.

— Не смей оскорблять моего папу, МРАЗЬ!

Я поднял глаза. Голая Лиза стояла с направленным на меня пистолетом, на ее бедре были следы крови и моей спермы.

— Этого ты про этого копа-неудачника? Все, что от него осталось - этот пистолет? Лизи, девочка, положи эту опасную штуку. Ты ведь даже не смо...

А потом черная пелена, провал. И вот эти стены. Интересно, сколько я тут? Сколько я провел в реанимации? И сколько я в этой палате? День, месяц, год? Сегодня приходил врач. Долго о чем-то говорил с сиделкой, жалко я не умею читать по губам. Теперь эти клоуны будут отрабатывать мою страховку. Я для них хороший источник денег. Вот ирония. Но это и хорошо. Я просто так сдыхать не собираюсь. Я доберусь до эти шлюх. И они снова будут прыгать на моем члене.

Как же я ненавижу этих неудачников. Эта шлюха даже не смогла меня убить, хотя пуля попала в голову. Я теперь не могу посмотреть в сторону, глаза не двигаются. Моргаю, и то, рефлекторно. Не чувствую тело, не могу пошевелить даже пальцем. Но черт возьми это того стоило. Эти узкие дырочки стоят того. Будь у меня возможность повторить, я бы повторил, не раздумывая.

Пока у меня есть возможность, я ей воспользуюсь. Свобода в возможностях - ради этого можно заплатить любую цену. Особенно, за право владеть этими неудачниками.



ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: 16.09.2019

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Цена возможностей"

Оставить свой комментарий