Ночной звонок. Часть 2
Ночной звонок. Часть 2
4 из 5
уже прочитали: 1 276
оставили отзыв: 0
4 из 5
уже прочитали: 1 276
оставили отзыв: 0

Когда он подхватил женское тело, неистово беснующееся на его коленях, то почти сразу же в его руках собралось все ее платье. Упругий материал скатался в тоненькую полоску, из под которой выскочили аккуратные кружочки сосков. Дмитрий и сам почувствовал, как Диана решительно расправляется с его рубашкой, вытаскивая ее из брюк и задирая на спине. Наконец, ей это удалось и ее пальцы своими острыми ногтями стали царапать его тело. 

Димке в пылу страсти не было больно, ему казалось, что по его спине водили зубьями то ли раскаленной, то ли, наоборот, ледяной щетки; электрические разряды, возникавшие при этом, лишь будоражили безумную голову, заставляя прилагать большие усилия в другой точке опоры, с силой вгоняя ее в пылающую бездну, доставляя боль и наслаждение. 

Димка чувствовал, как приближается конец их безумию и вид мечущейся на нем девушки привел его к последнему движению, выплеснувшему из него всю накопленную энергию. И тут же все его тело пронзила страшная боль: Диана сжала свои пальцы и глубоко впилась ногтями в его спину, словно желая разодрать его на куски.

Димке показалось, что какая-то жидкость, какие-то токи исходят от кончиков ее ногтей, проникая в него все дальше и дальше. Но та слабость, которая начала охватывать его, позволила перенести этот небольшой женский каприз. Полученное наслаждение того стоило.

Он откинулся назад, почти что упал, утонул в кресле. Диана последовала за ним, навалившись своим телом. Глаза ее блестели, в них вспыхивали то ли искры страсти, то ли отблески пламени в камине. Дмитрий отдыхал, а девушка продолжала алчно целовать его тело, царапать его грудь своими ногтями. На какое-то мгновение Димка увидел перед собой кобру, клубком свившуюся на его груди, приподнявшую голову с шипящим в ее полуоткрытой пасти раздвоенным языком. 

Видение тут же исчезло, но этот образ закрепился в его подсознании, вызвав некую отрицательную эмоцию по отношении к Диане. Он даже закрыл глаза, чтобы прогнать этот кошмар, но тут перед его глазами снова возникла кобра, начинающая свой смертельный бросок. Глаза пришлось открыть и Дмитрий больше не решался сомкнуть их. Но, даже мигая, на долю секунды смыкая веки, он продолжал видеть словно в замедленном кино, бросок змеи, с каждым его миганием все ближе и ближе подлетавшую к нему своей раскрытой пастью.

Кроме этого видения Димка почувствовал и другую странность. Ему было некогда расстегивать пояс и снимать брюки — так стремительно развивались события. Диана должна была сильно залить его брюки, да и его струе, ударившей в глубь девичьего тела, давно пора было начать течь обратно, и он задумывался над тем, как незаметно скрыть то белое пятно, которое несомненно появится там, утром, на работе, а особенно вечером от жены, ведь завтра, то есть уже сегодня они вместе идут в ресторан, а запасные брюки — в стирке («О, ужас!»), тем не менее ему начинало казаться, что Диана наоборот засасывает в себя все его соки и даже ощущал как начинают шевелиться его курчавые волосики, поддаваясь этому току.

«Наваждение какое-то»...

Димка нашел и поцеловал неутомимые женские губы, оторваться от которых было значительно сложнее.

— Ты великолепна. Пойдем что-нибудь выпьем — во рту пересохло.

С шипением Диана отодвигалась все дальше и дальше от него, пока совсем не сползла, с причмо-ки--ва-нием, какое раздается когда отдирают от кожи банки, выпустила его плоть и начала неторопливо расправлять свое платье. Выражение ее лица напоминало ненасытившегося, но утолившего первый голод хищника, довольного своей добычей, которая попалась и никуда теперь не денется.

Дмитрий наслаждался зрелищем женщины, приводящей в порядок свой наряд, восхищенный полным цветовым соответствием всех деталей ее туалета, трусиками, которые он смог теперь рассмотреть, с рисунком, напоминающим паука и опечалился, когда под краем платья скрылись ажурные края чулок, от которых он всегда приходил в трепет. И даже сейчас, в полностью обессиленном его теле ожила тоненькая струнка, отозвавшись в положенном месте.

— Тебе нравится за мной наблюдать?

— Да.

— Ты хочешь подсмотреть еще?

Дмитрий лишь кивнул головой.

Девушка игриво повела бедрами, плотно прижав свои руки к ногам, отчего платье вновь задралось, открыв такой заманчивый узор резинок и краешек огненно-красного треугольника трусиков. Лукаво подмигнув, Диана снова повела бедрами, руки спустились вниз, и платье окончательно скрыло все ее прелести.

— Я надеюсь, ты захочешь увидеть все это сегодня еще раз, чуть позже.

Новое видение предстало глазам Дмитрия. Словно бы платье девушки впиталось в ее кожу вместе с другими предметами туалета, очередной поворот бедер и женское тело стало превращаться в тело змеи, оставаясь пурпурно-красным. Раскрытая пасть кобры все ближе и ближе подступала к глазам Дмитрия, которому пришлось тряхнуть головой, чтобы прогнать преследовавшую его галлюцинацию.

— Несомненно.

Разобравшись со своим туалетом, Диана протянула Димке руку и с неожиданной легкостью, свидетельствующей о силе, подняла его с недавнего ложа любви. Поцеловав Дмитрия еще раз, уже без того пристрастия, что минуту назад, она опустила обе свои руки вниз, спрятала плоть Дмитрия в его тюрьму и плавно потянула молнию брюк вверх.

Хвост змеи обвил его ноги, лишив возможности бежать прочь.

— Пойдем, что же ты. Сам меня торопил, а сейчас стоишь как вкопанный.

— Да, извини, Диана, пойдем.

Внизу, в зале, все так же плавно играла музыка, только мужики совсем спеклись. Один лишь Шурик приподнял свою тяжелую от алкоголя голову, посмотрел мутным взглядом на подошедших к столику Димку и Диану, пролепетав нечто нечленораздельное.

Казалось, прошла вечность с момента их прибытия в этот дом, но когда Дмитрий посмотрел на часы, то обнаружил, что всего половина четвертого, то есть прошел едва ли час.

В бутылке с вином оставались какие-то капли, бокалы свои они разбили. Диана отошла в один из углов, открыла стоящий там шкаф и, покопавшись в нем, вернулась с новой, уже открытой бутылкой и парой свежих фужеров.

— Останешься здесь или пойдешь со мной?

Моргнув, Дмитрий смог различить желтые треугольные зрачки, блеск яда на тонких загнутых зубах.

— Останусь с тобой.

Диана шла впереди, прокладывая путь по закоулкам огромного особняка. Димка думал, что они вернутся в комнату с камином, но они шли совсем в другую сторону, очутившись в конце своего пути в овальной комнате, посередине которой стояла огромная кровать с альковом, застеленная огненно-красным бельем.

«Да что она — совсем на красном цвете помешалась? Куда не глянь — везде только оттенки красного. Может быть это логово коммунистов?»

Между тем Диана поставила бутылку и фужеры на узкий столик возле огромного, в полстены зеркала, одной из функций которого, очевидно, было выполнять роль трюмо, судя по косметике расставленной на столике перед ним. Но, наверное, это не было единственной задачей стоящей перед ним. Наклоненное сверху, оно отражало кровать и, несомненно, служило еще и для удовлетворения любовных утех.

Наполнив бокалы, хозяйка подошла с ними к Димке. Когда он взял бокал в свою руку, Диана не отпустила ее, потянула на себя и буквально впилась в него своими губами.

«Опять трахаться! Может сначала передохнем?»

Хотя мужские силы почти полностью вернулись к Дмитрию, сам он чувствовал себя бесконечно разбитым.

«Дала бы мне поспать хоть часок, а там, на посошок, перед работой, можно было бы и заняться любовью разик-другой.»


Но в планы девушки отдых, по-видимому, не входил. Оторвавшись на мгновение от его губ, она приникла к бокалу, потом провела рукой по его брюкам, отыскивая «собачку» на молнии. Плоть, понятное дело, сразу затрепетала, предвкушая желанную добычу, по которой ...можно будет произвести «выстрел», но сам Димка буквально засыпал и ничего не мог с собой поделать. 

От конфуза его спасла сама Диана. Отобрав бокал с едва пригубленным вином, она поставила оба фужера обратно на столик, потом подошла к Димке и с кровожадным взглядом хищницы толкнула партнера в грудь своими острыми ногтями, от чего тот повалился прямо на кровать.

Сил у Димки хватило только на то, чтобы попытаться снять галстук. Но узел не поддавался — мешала заколка, до которой дотянуться он уже был не в состоянии. Диана подтащила его безвольное тело на горку из подушек, и теперь он полулежа мог видеть, как хозяйка расправляется с его ботинками, ремнем, стягивает брюки с его ног. Моргнув в очередной раз, он увидел прямо перед собой раскрытую пасть кобры, вилку языка, и почувствовал, как ее зубы вонзаются в его лицо. Дмитрий попытался защитить лицо руками, но тут сознание покинуло его тело.

Очнувшись, Димка увидел какую-то ужасную фантасмагорию: до пояса, плотно обжимавшего его тело, это по-прежнему была девушка. Платье задралось, представив возможность лицезреть столь любимые резинки чулок, но выше пояса это было существо напоминающее кобру с отходящими от ее тела руками, заканчивающимися длинными и острыми когтями. Платье так же плавно переходило в кожу змеи, не меняя своего цвета, так что невозможно было определить границу перехода одного в другое.

Бедра девушки беспокойно метались, скрывая в себе исправно справляющуюся со своей задачей плоть Дмитрия, голова змеи с легким шипением покачивалась из стороны в сторону, раздувая свой капюшон, а руки этого чудовища крепко держали руки Димки, вонзившись когтями глубоко в постель.

Видение это было настолько дико, что Дмитрий оцепенел от ужаса. Метаморфоза, произошедшая с Дианой, если это была она, не сделала ее отвратительной, нет, переход от женского тела к телу пресмыкающегося был настолько гармоничен, что вызывал невольный восторг. Ее руки, ее тело, ее голова не были уродливы или корявы — они продолжали оставаться по-прежнему элегантными, даже может быть более элегантными, чем прежде, но для Димки это было настоящим кошмаром. Одно дело - видеть все это со стороны, на экране телевизора, и совсем другое — принимать в этом непосредственное участие.

Между тем ритм безумства нарастал. Несмотря на весь ужас происходящего, приятная истома все более и более охватывала Димку, как и то существо, что сидело на нем. Подспудно он противился этому, но потом не выдержал и сдался. Он чувствовал, что конец этой гонки уже виден им обоим, как было и до этого, в той комнате с камином. Тело Дианы, теперь он не сомневался, что это она, стало извиваться в наступившем для нее долгом оргазме, шипение змеи перешло в женские крики, она отпустила его руки и стала царапать его грудь, доставляя удовольствие, а не боль. Рубашка задралась, и заколка галстука то и дело колола его подбородок. Но вот и он подошел к долгожданному моменту, млея от того, как первая порция выходит из него. Следом шла вторая, третья, четвертая... Но что это?

Его энергия не останавливаясь продолжала выплескиваться из него, блаженство было как никогда велико: ведь максимум на что мог рассчитывать мужской организм — это секунд пять-семь, не больше. А тут сменяющие друг-друга потоки, дарили ему, казалось уже целую вечность экстаза.

Некоторое время он наслаждался получаемым удовольствием, начисто забыв про то существо, что подарило ему эти мгновения. Ему было уже наплевать, Диана ли это, кобра, ведьма, урод, тролль или кто-либо еще. Ему было бесконечно хорошо, и больше его ничего не волновало.

Но через какое-то время, вместе с неземным наслаждением, Димка почувствовал, как силы покидают его. Низ живота, мышцы ног, прилежащие к паху, стали сжиматься и утекать из Дмитрия через его продолжающий неистовствовать фонтан. Беспокойство начало охватывать его. Блаженство, слабость, боль, физическое удовольствие — все вместе это было слишком.

Он знал, что необходимо прекратить безумство, освободиться от объятий пленившего его существа, но как это сделать — Димка не представлял. И тут царапавшие его когти вновь задрали рубашку слишком высоко, и заколка в очередной раз уколола подбородок.

В нелепой попытке защититься бумажной салфеткой от разрыва атомной бомбы Дмитрий выхватил заколку и, наклонившись вперед, слабо ткнул ею в тело своей любовницы… Раздался крик, в какой-то пелене Димка увидел метаморфозу обратного превращения существа в Диану, и вот она, бездыханная, повалилась на него. Фонтан перестал бить.

Дмитрий лежал под телом девушки, чувствуя ее глубокое, ровное дыхание. Она спала. Сил никаких не оставалось, он не мог пошевелить ни одним своим членом. Но постепенно Димка стал приходить в себя. Он почувствовал, как его клетки возвращаются на свои места. Как наливаются мышцы ног, полнеет живот, наконец, его буквально облил целый водопад, обрушившийся на него из Дианы.

«Брюки!» — спохватился Димка и ужом выскочил из-под девушки. — «Что это я, она же их сняла.» Сил было еще мало, но ложиться обратно на это коварное ложе — желания было еще меньше. Он сел и стал одеваться. Руки тряслись от слабости и страха. В последнюю очередь он перевернул девушку, вытащил из ее груди серебряную заколку и приладил ее к галстуку.

Диана издала глубокий стон, но не проснулась.

«Хватит приключений. Пора домой.»

Отыскав залу, в которой безмятежно спали мужики, Дмитрий кое-как растолкал их и все вместе они отправились к выходу. Что было дальше он помнил с трудом. Какая-то машина, перегар сидящих с обеих сторон мужиков, охранник, который долго не открывал входную дверь. Офис. Остывшая лапша, которую он забыл съесть ночью. Стол, с ворохом бумаг, подложенных под голову.

Его разбудила Юлечка.

— Доброе утро, Дмитрий Николаевич. Как «пулька»?

— А? Что? Юлечка, это — ты?

— Бедненький Дмитрий Николаевич, Вам плохо? — она подошла поближе, погладила его по голове и, неожиданно наклонившись, поцеловала в лобик. — Вам пива принести, или меня?

Димка невольно отстранился.

«О-о-о! Только не это.»

— Действительно — плохо. Эх!

Он потряс своей головой, приходя в сознание.

«Что со мной было?»

Юлечка загремела кружками и пошла их мыть. Димка встал, прошел в конференц-зал. Мужики спали за столом, на котором стояло четыре бутылки коньяка.

«Что за черт? Откуда еще две бутылки? Мы что: всю ночь тут сидели и никуда не ездили? Похоже на то. Слава Богу, а то всякие кошмары снятся. Нет — хватит пить.»

На столе царил полный бедлам. Юлечка успела убрать только рюмки. Колода россыпью валялась по всему столу, и только шесть карт лежали отдельно от всех, рубашкой вверх.

Вернулась Юлечка, убрала чистую посуду в шкаф и направилась к столу.

— Ах! Дмитрий Николаевич, что случилось с Вашими брюками, где Вы их так перепачкали?!

Димка опустил голову и посмотрел вниз. Да, было непонятно, когда их гладили в последний раз, но самое противное состояло в том, что на самом интимном месте сияло огромное белое пятно.

— Ну змея! Ну и змея!

Остерегайтесь случайных половых связей!



ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Ночной звонок. Часть 2"

Оставить свой комментарий