Годы молодые
Годы молодые
0 из 5
уже прочитали: 103
оставили отзыв: 0
0 из 5
уже прочитали: 103
оставили отзыв: 0

В мою молодую бытность, после окончания высшего учебного заведения, мне было предложено углубить свое обучение с параллельным преподаванием. После некоторых раздумий я согласился. Конечно, это сулило некоторые финансовые трудности, но каких-то два-три года такой холостяцкой и свободной жизни мало кому приносили плохие воспоминания.

Изюминкой преподавания на том факультете было то, что группы студентов в основном были женскими, а значит, почти каждый день меня ждали группы молодых, полных жизни девушек. В общем, чего таить, это было одним из жирных плюсов в промедлении выхода в жизнь из учебных стен!

Первые два предмета я получил в свое расписание в 23 года, тогда как моим студенткам было по 19—20 лет. И взрослые, и все имели при себе. Первая пара — это как смотрины. Только не ты смотришь на невесту, а «невесты» — на тебя. Кто-то безразличен, кто-то пришел за знаниями, кто-то проявляет мимолетный интерес к преподавателю, а кто-то явно присматривается. И уж поверьте, взгляд последних может быть от задиристого до откровенно похотливого. Тем более, что в наше-то время никто не запрещает носить весьма откровенную одежду, особенно летом.

Спустя пару месяцев настал момент сдачи первой расчетной работы. Для проверки ее я предложил отправлять работы на почту или в скайп. На тот момент я и не подозревал, чем может обернуться такой переход в неформальную плоскость. Одна из студенток проявила явный интерес — то ли в корыстных целях, то ли еще в каких.

Первая попытка сдачи работы была успешной, но в самих расчетах были явно умышленные мелкие недочеты. Естественно, я вернул работу назад, так как видел потенциал человека, и его надо было раскрыть. Этого-то и требовалось моей студентке — контакт. После ряда заочных вопросов выяснилось, что этот способ неудобен, и мы перешли в скайп, в режим переписки. После полного выяснения проблем я получил в ответ благодарность и несколько улыбчивых смайлов.

Учеба продолжилась, но теперь я стал замечать, что Наталья (дадим ей такое имя) стала вести себя чуть более открыто: задаст случайный вопрос, улыбнется при встрече в коридоре, помашет рукой при входе в аудиторию. И я отвечал ей тоже улыбкой. Как тут не улыбнуться?

Девушка была среднего роста, подтянутая, но не тощая, с темными волосами чуть ниже плеч, оформившейся грудью, бесподобной округлой попкой и точеными пальчиками на руках. Но более всего привлекало лицо — аккуратное, без лишней косметики, чуть пухленькие губки и, что притягивало к себе — этот томный взгляд с искоркой юного задора.

Наталья была весьма смышленая, так что сочетание в девушке и интеллекта и внешней красоты меня интриговало. Но будучи преподавателем, поспешных шагов делать нельзя, да и глупо было брать ситуацию в свои руки — под напором ее глаз хотелось уловить этот короткий момент оцепенения, который идет от играющих гормонов в крови. Эта девушка уверенно вторгалась в мои преподавательские будни два-три раза в неделю наяву и пару раз в неделю, во сне.

На четвертый месяц преподавания Наталья явно уловила мои голодные взгляды и получила уверенность, что она идет в верном направлении. В середине декабря наступило время сдачи очередной промежуточной работы. В силу своего расписания я предложил студентам делать ее в ускоренном режиме и выделил несколько занятий вне расписания.

В один из прохладных дней я поставил дополнительное занятие сразу за основным,  с половины девятого и до десяти вечера. Желающих было не много, в основном, успешные студенты, которые жаждали поскорее закрыть семестр по семинарам. Среди них, конечно же, была и Наталья.

В этот вечер она склонилась над бумагами с явным энтузиазмом, и я понял — домой уйду не раньше десяти. Она это тоже понимала, но скорее планировала. Догадаться было нетрудно, в такой мороз она была в черных капроновых колготках.

Ближе к десяти почти все студенты успешно сдали работы и разошлись, но Наталья упорно продолжала считать и задавать вопросы. Дошло до того, что я подошел к доске и начал объяснять кое-какие тонкости задания. Девушка тоже встала и подошла ко мне.

От нее пахло какими-то легкими и свежими духами. Распущенные волосы, красивый маникюр, аккуратная юбка чуть выше колен, темно-бордовая кофточка и, конечно, черные колготки. Объясняя вопрос, я вынужден был вернуться к своему столу, чтобы посмотреть свои записи. Обернувшись, я увидел, что Наталья смотрит на меня откровенным взглядом.

— Наталья, вам не кажется, что для девушки опасно ходить в таком наряде в мороз? — решил я пойти навстречу ее взгляду.

— Сергей Николаевич, это почему же? — с некоторым вызовом ответила девушка. По ее виду было ясно, она ждала от меня чего-то подобного.

— Не мне вам объяснять, но девичий организм требует тепла и защиты в зимние месяцы. Особенно в нижней части тела, — я посмотрел на ее колготки. Нет, я почти целовал ее ноги своим взглядом.

— Девичий — может и требует. Но я уже не девочка, потому иногда можно себе такое позволить. Ведь правда? — это был явный посыл, говорящий: «Парень, я не девственна, и весь этот маскарад сделан для тебя».

— Пожалуй, — ответил я, чуть растягивая слово. Ее взгляд упал на мой пах — мой член пришел в возбужденное состояние, и это было видно. Я отвернулся и сделал вид, что собираю свои бумаги. — На этом, Наталья, предлагаю на сегодня закончить, пришлите мне работу на почту, я посмотрю окончательный результат и дам ответ, вас устроит?

— Конечно, — ответила девушка и как-то резко, легко и вприпрыжку побежала к своей парте. Я невольно проследил за ней. Это была аудитория с подъемом каждого последующего ряда, а место Натальи было ровно посередине, так что ее попка была на уровне моих глаз. Ровно перед своей партой она остановилась и глубоко наклонилась вперед — это были не колготки, а чулки на черных подтяжках, а чуть выше — ярко красные кружевные трусики. Мне даже показалось, что они были с вырезом на попе.

Мой член встал колом, насколько он мог это сделать в джинсах, — то, как она нагнулась, и то, что я увидел, — затопило меня похотливым желанием. Моя рука непроизвольно потянулась поправить член, и в этот момент Наталья обернулась — наши глаза встретились.

«Если бы не камера в дальнем углу и не скорый приход уборщицы, я бы показал тебе, что значит носить такие трусы — прогрел бы твою промежность так, что никакой мороз бы не охладил» — она явно уловила мои мысли. Ее лицо украсил легкий багрянец. Уходя, девушка сияла, — она чувствовала свою победу. Мой взгляд пожирал ее. И мы оба знали, что еще не вечер...

Я не стал следовать за ней, наоборот, прождал минут пятнадцать-двадцать, пока не пришла запоздалая уборщица, удостоверился в должном состоянии аудитории и пошел домой. На часах было начало двенадцатого вечера. Я сразу включил компьютер и вошел в скайп — она была онлайн.

— И часто ты носишь такое белье? — сходу спросил я. Сразу на «ты» было уместным после увиденного.

— Только по особым случаям, а что, было заметно? — ответила с насмешливым смайликом.

— Еще бы...

— Понравилось? — лукаво спросила Наталья.

— Жаль, было очень мимолетно, но то, что увидел — было бесподобно.

— Прямо-таки бесподобно? — игриво издевалась она.

— Конечно, в мире много подобного... — хотел было парировать я ее напор, но осекся, — но такое представление для меня никто никогда не устраивал, да и вряд ли устроит. Так что да, это было бесподобно!

— )) — в ответ пришло две улыбки.

— Наташ, я могу тебя так звать?

— А разве для тебя теперь есть запреты, Сереж? — ее ответ меня восхитил. Это была сексуальность в оболочке разумности и красоты. В общем, я понял ее ответ весьма превратно.

— Не забывайся, между нами два мира — здесь и там. Мы ведь не хотим пустых поступков? — я был вынужден очертить границы, так как строгость учебного заведения и ряд прецедентов вынуждали выносить личные отношения строго за пределы дверей здания. Да и афишировать связями со студентами было не принято.


— Все зависит от тебя... — уклончиво ответила девушка, но я понял, что она тоже хочет все сохранить в тайне.

— У тебя бесподобные духи, этот запах сводит меня с ума.

— Мне они тоже нравятся... — по этому ответу я понял, что она меня испытывает, как далеко я могу отклониться от своей дневной сдержанности. Она сделала первый шаг, откровенный, я бы даже сказал с толикой юной похотливости, и теперь ждала взаимности. Это был игрок. Юный, красивый, сексуальный.

— Я вижу тебя среди диких ромашек, на большом поле, залитом солнцем, — я вступил в игру. — Ты игриво убегаешь от меня. На тебе короткие шортики и открытая блузка. Я срываю несколько ромашек, нагоняю тебя и опускаю свой небольшой букет меж твоих грудей. Ты чувствуешь этот запах свежести и еле уловимой горечи, страстной горечи?

— Да, я вдыхаю их полной грудью.

— Я обхожу вокруг тебя и целую твою шейку. Обхватываю ладонями твою грудь и нежно сжимаю ее. Ты закрываешь глаза, твое дыхание учащается.

— Я чувствую твое дыхание, твои поцелуи, твои руки. Мне очень приятно.

— Я вдыхаю аромат твоих волос, наполненный твоими духами, твоей свежестью. Твое сердце бьется чаще, и ты кладешь свои ладони поверх моих, заставляя меня еще интенсивнее сжимать твою грудь.

— Сильно и нежно, медленно и с наслаждением я отдаюсь тебе.

— Твоя горячая округлая попка прижимается ко мне. Одна моя рука соскальзывает вниз, забирается под блузку, берет букет и тянет его вниз, скользя меж грудей, по животу, поверх шорт и проходит еще ниже, между ног. Ты забираешь у меня цветы, поворачиваешься лицом и сливаешься со мной в страстном поцелуе — я держу двумя руками твою голову, то и дело поглаживая шею. Я то слегка посасываю твои губки, то пламенно вторгаюсь в тебя.

— Я начинаю постанывать.

— Я снова поворачиваю тебя к себе спиной и расстегиваю шорты. Пропускаю руку вглубь и чувствую, что ты намокла. Затем резко сдергиваю с тебя эти шорты. На тебе ничего нет. Ты нага в этом поле ромашек, легкий ветерок касается твоего шикарного стройного тела, он ласкает твои ягодицы и чуть заметно обдувает свежестью твои половые губки.

— ... — это могло значить только одно — отвечать ей уже не хотелось, она читала и представляла, она была там, в поле ромашек. Да и я тоже.

— В одно мгновение я становлюсь перед тобой на колени и впиваюсь своим игривым поцелуем в твою промежность — сначала тереблю язычком клитор, посасываю его, потом ухожу чуть ниже и проникаю между губ. Я чувствую твои соки. Они мне нравятся, они меня возбуждают. Я передвигаюсь между клитором и губами, временами целую твои бедра, и крепко сжимаю твои ягодицы, а твои руки упираются мне в голову — ты то оттолкнешь меня, то прижмешь назад с силой. Твои стоны становятся отчетливее.

— Да, дорогой, ласкай меня.

— Я поднимаюсь выше, расстегиваю пуговицы твоей блузки и начинаю ласкать твои сосочки, при этом моя рука поглаживает твою промежность, слегка надавливаю на твой чувствительный бугорок.

— Войди в меня... — крепость была сдана. Наталья уступила моей фантазии и теперь я мог в любой момент повернуть карту на свою сторону.

— Твоя рука скользит по моему торсу и проникает под мою одежду. Ты берешь в руку мой налитый силой и желанием член, начинаешь поигрывать с ним. Ты чувствуешь эту крепкую концентрированную страсть, которая хочет ворваться в тебя, наполнить тебя всю, заставить потерять тебя чувство сдержанности и кричать от желания в этом безлюдном поле.

— Да, да! Сделай же, наконец это, войди в меня!

— Я вынимаю свой член, поворачиваю тебя спиной, и легко вхожу в тебя сзади — ты вся течешь.

— Да...

— Я держу тебя за грудь и ритмично трахаю тебя сзади. Одной рукой сжимаю твою ягодицу и чуть приподнимаю ее — мне нравится твоя попка, она заводит меня, она искушает меня. Я двигаюсь в тебе, я заполняю тебя, я имею тебя.

— Я вся твоя, возьми меня за ягодицы, притягивай к себе еще и еще.

— Милая, в чем ты сейчас? — неожиданно изменяю я ход своих образов.

Ответа нет.

— На тебе все те же трусики? Опиши их мне.

— Это красные, кружевные, полупрозрачные трусики с вырезом посередине, — в тексте почувствовалось негодование. Девушка явно ждала продолжения «полевой» картины. Но у меня были другие планы, пришел момент обращаться в дамки.

— Тогда слушай меня внимательно. Слушаешь?

— Да, я вся во внимании.

— Через три дня, в пятницу, в семь часов вечера я буду ждать тебя в том парке, о котором упоминал сегодня на занятии. У центрального входа с маленьким букетом ромашек. Приходи в том же белье, что и сегодня — я должен видеть все красоты с высоты своего дыхания и поцелуев. Обязательно приходи, если хочешь узнать продолжение. Я сам уже жду. Безудержно жду! До встречи! — на этой неожиданной ноте я вышел из скайпа.

Можно сказать, что я отплатил этой сексуальной искусительнице за ее выходку на занятии. Я был доволен. Наталья, скорее всего, была огорчена, но больше ничего не писала — она поняла мою игру. Она была смышленой и чертовски привлекательной.

Я уже ждал пятницы. И, как потом выяснилось, не я один.


Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Годы молодые"

Оставить свой комментарий