Беседа
Беседа
4.5 из 5
уже прочитали: 22 218
оставили отзыв: 0
4.5 из 5
уже прочитали: 22 218
оставили отзыв: 0

Возвращаюсь с тренировки.Уставший и довольный. В теле чувствуется приятная усталость, а на душе ощущение совершенного подвига. Тренировки летом особенно приятны, потому что есть возможность побегать и подышать приятным ароматом леса, искупаться в чистой и прохладной воде озера и полюбоваться красивыми формами обгоняемых на дистанции представительниц прекрасного пола.

Когда ломишься с секундомером в руке, замеряя промежутки по 500 метров дистанции, и кажется что легкие сейчас разорвут грудину, то появление впереди красивых стройных спортивных ножек в коротеньких шортиках придает гораздо больше сил, чем какой-нибудь энергетик или допинг. Хочется показать всю свою силу, мощь и произвести впечатление на бегущую впереди красотку.

Ей, наверное, всё равно, кто и как бежит, и как он при этом выглядит, но это не влияет на моё желание «выпендриться». Поэтому я, превозмогая усталость и борясь с желанием дышать как паровоз, делаю вид, что бегу легко и свободно, держа ровно спину и показывая красивую технику бега, проношусь мимо красотки, вдыхая её аромат и наслаждаясь произведенным на неё эффектом.

Хотя второе под вопросом. Как бы там ни было, после пробежки, сопровождающейся вынужденными ускорениями, я возвращаюсь домой вымотанный и счастливый. Душевная радость появляется от осознания и практического подтверждения своего здоровья, наличия энергии и силы воли, а также от того, что я вызвал интерес у красоток, которых сегодня обогнал. Много ли надо мужику после работы? Кто-то идет пить пиво, кто-то к телевизору, кто-то в интернет, а я вот, на тренировку. Каждый отдыхает и релаксирует по-своему.

Подхожу к подъезду и на скамейке вижу сидящую девушку с длинными стройными ножками. Ни один нормальный мужик не сможет не заметить таких ножек. Сначала мозг фиксирует ножки и только потом пошла остальная работа по идентификации их владелицы. Ножки принадлежали Катюше. Это было удивительно, потому что девушка никогда не вызывала у меня мужского интереса, так как была ещё очень маленькой.

Она приезжала гостить к бабушке на лето, поэтому я мог видеть её только на каникулах. В прошлое лето, она была ещё озорной девчонкой, которой учится и учится в школе, а вот сегодня уже сидит на скамейке будущая студентка первого курса. «Привет!» — девушка первая здоровается со мной, заметив издалека мой взгляд. «Привет, привет! Давно приехала?» — ответил я, стараясь смотреть ей в глаза и не водить ими по её телу, оценивая размер груди и прочие прелести.

«Да вот, только что. Хотела сделать бабушке сюрприз, да не получилось. Она куда-то ушла и я теперь сижу тут, жду» — ослепительно улыбаясь, ответила Катя. «Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным! И давно сидишь?» — поинтересовался я. «Часа три, наверное!» — ответила девушка: «А ты тренировался опять?»

Мы с Катей давно дружим. Ещё когда мне было лет 12—13, а ей где-то 7—8, она привязалась ко мне, видимо, испытывая первую детскую влюбленность, которая протянулась через все её детство. В прошлый свой приезд, она даже написала мне признательное письмо, в котором клялась в любви.

Я никогда не воспринимал эти чувства в серьёз, списывая их на детские эмоции. Но, как бы там ни было, мы дружили уже давно, поэтому так свободно с ней и разговаривали, хотя сейчас, язык и мысли у меня путались. Катька, совсем недавно, бывшая худенькой, костлявой, неказистой девочкой, вдруг превратилась в офигительную девушку, настоящую секси-гёрл.

«Ага! Навернул 20-ку сегодня!» — чуть приврал я, желая «понтануться» перед девушкой. «Ты весь такой мокрый и вонючий!» — со смехом сказала Катя, чем вызвала у меня смущение. По моему обнаженному торсу стекали ручейки пота. «Да, надо в душ сходить, а то задохнешься ещё!» — шуткой решил я выйти из ситуации, и уже хотел было скрыться в подъезде, как в моей голове блеснула мысль: «А может, ты есть хочешь или пить?»

«Ну, так-то, да. Пить очень хочется. Я уже целую бутылку минералки приговорила!» — ответила Катя и я сделал приглашающий жест в сторону подъезда. «Неее! Я к тебе не пойду! Ты мне лучше сюда вынеси!» — опять с усмешкой сказала Катя. Этим она очень удивила меня, поэтому изумление на моем лице было совсем не наигранным.

«А что так?» — спросил я. «А вот!» — продолжая улыбаться, ответила Катя. «Ты меня боишься, что ли?» — поинтересовался я, уже понимая, что девушка позиционирует и себя и меня как мужчину и женщину, между которыми может кое-что произойти. «Есть такое дело! Девушка не должна заходить в мужскую квартиру!» — в голосе Кати чувствовалось настоящее переживание.

«И чего ты боишься? Я страшный?» — продолжал я пытать девушку своими вопросами, обидевшись на то, что девушка мне не доверяет. «Нет. Ты не страшный. Даже наоборот. Но ты же мужчина!» — словно по заученному отвечала Катя. «И что из того, что я мужчина? Раньше ты ко мне спокойно заходила и не думала о том, что я мужчина?» — решил я проверить на прочность логику девушки. «Раньше - было раньше, а теперь - это теперь!» — логика девушки была непробиваемой.

«Ну и что теперь изменилось?» — не унимался я, желая вытащить из нее истинную причину отказа. «Не знаю, что изменилось, но я теперь не могу взять и зайти к тебе домой просто так!» — ответила девушка, явно не желая говорить о том, что было настоящим мотивом. «Ну, вот зайдёшь ты ко мне домой и что? Что такого может случиться с тобой плохого у меня в доме?» — совсем конкретизируя ситуацию, поинтересовался я, хитро поглядывая на Катю.

Девушка ответила мне не менее хитрой улыбкой и сказала: «Ты сам знаешь!» «Нет. Я не знаю. Я, по-твоему, могу тебя убить, что ли? Или на органы разделать? Или утюгом погладить?» — стал я перечислять возможные опасности для неё от моих рук. Катя засмеялась и ответила: «Нет, конечно!» «А что тогда? Может, ты думаешь, что я маньяк извращенец и изнасилую тебя пылесосом?» — продолжал я развивать свою фантазию.

Катю явно веселили мои предположения, и она с улыбкой отрицательно махала головой. Я перебрал около двадцати возможных сценариев развития событий, на которые получал отрицательные покачивания головы девушки. «Ну, я тогда не знаю, что тебя может пугать у меня в квартире! Ты просто не хочешь больше со мной дружить!» — сказал я и сделал самое обиженное выражение лица, которое у меня получилось.

Девушка посмотрела на мое грустное лицо, задумалась и сказала: «Я боюсь, что ты начнёшь приставать ко мне и соблазнять!» «И что? Что в этом страшного? Я вот сейчас тоже к тебе пристаю и соблазняю, и что тут такого опасного?» — разыгрывая удивление, ответил я. «Ты сейчас ко мне пристаёшь?» — Катино удивление было явно настоящим.

«Конечно! Ты красивая, симпатичная, сексуальная девушка! Я стою рядом с тобой и, разговаривая, пытаюсь произвести хорошее впечатление и вызвать у тебя желание продолжить со мной общение, которое потом перерастет во что-то более серьезное!»

Девушка улыбнулась и задала каверзный вопрос: «А что-то более серьезное, это что?» «Это уж, как у нас с тобой получится. Для начала можно просто пойти ко мне и попить чаю, ожидая твою бабушку!» — ответил я и с приглашающим жестом открыл дверь в подъезд.

Катя немного помедлила, но всё же встала, взяла свои сумки и пошла в подъезд. Я взял у неё самую тяжёлую сумку, и мы стали подниматься наверх. Пропустив даму вперёд, я с удовольствием шёл позади и разглядывал фигурку девушки, любуясь её ножками.

Короткая юбочка позволяла мне видеть их полностью, а когда девушка делала шажок, то ещё и демонстрировала небольшой участок своей попки, в замечательных трусиках, показавшимися мне в темноте подъезда серенькими с каким-то рисунком. Они так красиво облегали её формы и так подчёркивали их красоту, что я уже не сомневался, что Катя по-настоящему меня привлекает как девушка.

Мы зашли ко мне в «холостяцкую берлогу» и я сразу пошёл на кухню ставить чайник, но Катя меня остановила: «Может ты сначала, всё же, в душ сходишь, а то всю квартиру провоняешь!» «Я не воняю, а пахну! Это запах спорта и настоящего мужика!» — решил я не спускать такое надругательство надо мной.

«Фууу! Ты не вкусно пахнешь! Я вот три дня в поезде тряслась, и то, так не воняю! Голова вот только чешется и спина! Бабушка придет и я сразу в душ!» — парировала девушка. «Ты можешь и у меня тут сходить, а я сразу после тебя! Там и полотенце есть и шампуни всякие, надарили!» — предложил я.

«А то я буду чистенький и вкусный, а ты грязная хрюша!» «Сам ты свин! Ладно! Давай схожу, а то вдруг придётся весь день тут сидеть, зачешусь вся!» — ответила девушка и стала искать у себя в сумке вещи для душа. Потом она упорхнула в ванную и я услышал шум воды.

Пока она намывалась, я поставил чайник, вытащил из холодильника и шкафов всякие вкусности и, немного подумав, бутылочку вина. Соблазнять, так соблазнять! Я не испытывал больших иллюзий и надежд относительно успешности моего задуманного мероприятия, но как самый обычный мужик, был готов испытать судьбу. А вдруг получится понежиться и поласкаться с красоточкой!

У меня перед глазами все ещё стояла картинка: поднимающаяся по лестнице Катя. Уставший после работы и тренировки, я словно включил какой-то резервный источник питания, так меня распирала энергия и желание действовать. Идя домой, я мечтал принять душ, выпить чаю и развалиться перед телеком на диване и плавно уснуть. А тут такое резкое изменение планов.

«Ничего себе, чаёк!» — услышал я голос Кати, которая стояла в дверях кухни в моей длинной футболке, под которой, как можно было догадаться по торчащим сосочкам, ничего не было. Ну, может если только трусики. «Я твою футболку с сушки взяла, можно?» — как бы сохраняя элемент вежливости, спросила Катя и, не дожидаясь моего приглашения, села за стол.

Ещё год назад она так же спокойно приходила мыться ко мне, так как у её бабушки не было водонагревателя. Так же спокойно забирала мои футболки и надевала их на себя. Но тогда это не было так возбуждающе. «Вот тут кипяток, тут печенье, конфеты и мармелад. Вот здесь сахар, вот заварка, вино открыто, вот бокал. Начинай без меня, я в душ и скоро буду!» — стараясь скрыть своё возбуждение, сказал я и скрылся в ванной.

Там пахло женщиной. Только женщина может так помыться, что после неё, даже мужские шампуни и лосьоны, оставляют такой аромат в воздухе. Я с удовольствием стал смывать с себя пот и пыль беговой дорожки. Кто занимается спортом, тот знает, какое это блаженство: встать под струйки душа и подставлять под них измученные нагрузкой участки тела.

На будущее я уже запланировал себе приобрести душевую кабинку с разными видами направленных струй, чтобы можно было получать максимальное удовольствие. Неожиданно для себя, я заметил, что мой член находится в сильно эрегированном состоянии. Обычно после пробежки, в результате сильного оттока крови к мышцам, он сморщивается и сжимается, словно на морозе, но сейчас, он горделиво смотрел вверх.

Выходить в таком виде из душа было весьма неудобно. Мало ли, как отреагирует на это Катя. Я попытался снять эрекцию холодной водой и через минуту это помогло. Мой дружок стал успокаиваться и оседать. Я довольный выключил воду и, взяв полотенце, стал вытираться, как вдруг ощутил запах кати. Видимо она тоже вытиралась этим полотенцем.

Тонкий и чувственный аромат снова возбудил мои чресла. Тогда я решил спрятать свой вздыбленный орган, плотно обмотавшись полотенцем. Мой член оказался прижатым к животу, доставая разгорячённой головкой выше пупка. Посмотревшись в зеркало я не увидел компромата и вышел из ванной.

Катя уже сидела на диване, держа в руке бутылку вина и гроздь винограда. Она пила вино прямо из бутылки, приставляя к горлышку свои губки. «Так вкуснее?» — спросил я, любуясь на сидящую, на диване девушку. «Ага! И руки свободны!» — ответила девушка и в её глазах я ясно увидел блеск. «Вот бабушка то тебе задаст, когда ты к ней пьяная выйдешь!» — сказал я, подходя к Кате, и взяв у неё бутылку, тоже сделал несколько глотков.

После тренировки ужасно хотелось пить, но идти на кухню за чаем, мне очень не хотелось. Терпкое, чуть сладкое вино сразу же ударило мне в голову. Я давно уже не пил ничего спиртосодержащего и, видимо, поэтому меня так быстро накрыло. Катя не дала мне выпить всё и выхватила со смехом из моих рук бутылку: «Я протрезвею до вечера!».

Всего за несколько глотков мы с ней быстро опустошили ёмкость. «Как голова приятно кружится!» — сказала Катя и выразила желание лечь. Я взял из шкафа подушку и кинул её в один конец дивана, а сам сел с другой стороны. Катя легла головой на подушку, а ноги закинула мне на бёдра. Я с огромной радостью сразу же положил на них свои ладони. Какая нежная и приятная кожа, гладкая и такая будоражащая.

«Я так много ходила сегодня! Не дождалась автобуса с вокзала и шла пешком через весь город!» — пожаловалась мне Катя, что послужило мне основанием для предложения массажа. «Давай ножки тебе помассирую, чтобы не болели!» — сказал я и, не дожидаясь ответа, стал активно поглаживать, разминать и мять ступни Кати. Каждый пальчик я проходил отдельно, один за другим, разрабатывая его своими руками, стараясь выгнать из них всю усталость.

Девушка лежала с закрытыми глазами и сладко постанывала, и на её лице было выражение блаженства. После пальчиков, я помассировал всю ступню и далее икры. Не стоит и говорить, что во время всего сеанса массажа меня накрыло огромной волной возбуждения. Я радовался, что так мудро поступил, одев на себя плотное полотенце, которое скрывало рвущийся наружу орган.

Промассировав икры, пользуясь молчаливым согласием, поднялся выше, на её бёдра. Моя футболка, одетая девушкой, скрывала её бёдра почти на половину, и я сантиметр за сантиметром продвигался всё выше и выше, не видя свои рук. В какой-то момент мои пальцы коснулись материи между ножек (значит трусики всё же надела!), и Катя открыла глаза и поднялась.

«Всё, хватит!» — сказала она, но в её голосе совсем не было злости или обиды. Скорее испуг и волнение. «Ну, как скажешь! Теперь твоя очередь!» — изображая полнейшее спокойствие, сказал я и закинул на её ножки свои. «Чё это?» — возмутилась Катя, не ожидавшая такого резкого перехода от процедуры получения наслаждения к работе. «Я тоже сегодня много ходил и даже бегал! Давай пожамкай и мне ноги!» — сказал я, демонстративно закрывая глаза: «Если я захраплю, не пугайся!»

Катя, с явной неохотой стала гладить мои ноги, с сильными мышцами, крупными венами и очень волосатые. Её прикосновения были приятны и волнительны. Чтобы поддержать девушку и добавить ей смелости, я стал постанывать, а потом решил изобразить, что уснул. «Максим? Максим, ты заснул что ли?» — забеспокоилась Катя, но я старательно посапывал. Катя перестала было гладить мои ноги, но потом продолжила, сразу же перейдя на бёдра.

Нежные и ласковые ладошки девушки гладили мои ноги, и мне стоило больших усилий не выдать себя сладким стоном. В какой-то момент я понял, что мой член нашёл себе лазейку и начинает пролезать наружу. Полотенце ослабло и мой орган, пульсирующий от возбуждения, медленно, но верно пробивался вверх. Я уже чувствовал холодок на его головке, а значит, он вот-вот вылезет наружу.

Девушка, конечно, не знала о происходящих процессах, но воспользовавшись моим сном, стала более спокойно и активнее наглаживать мои ноги, видимо получая от этого какое-то удовольствие. Я уже чувствовал её пальчики в опасной близости от моего паха, что заставляло моё тело подёргиваться. Это сначала пугало девушку и она всякий раз одёргивала руку, но убедившись, что я всё так же сплю, снова возвращала её на место.

Я мог только догадываться, о чём она думает и зачем она так делает, но главным было то, что мне было приятно. После очередного подёргивания тела, полотенце сдвинулось, сила прижатия пропала и мой член высунулся головкой наружу. Катя не сразу это заметила, так как её поглаживания продолжались и лишь через некоторое время она замерла.

Я через прикрытые веки осторожно наблюдал, как она уставилась на обнажённую головку моего органа. В её глазах явно читалось удивление вперемежку с испугом. Она убрала свои руки и отодвинулась от меня, отвернув голову в сторону, но уже через мгновение, снова смотрела ...на него.


Я, изобразив, что мне снится что-то волнительное, пошевелил телом, в результате чего, полотенце ещё больше сползло, обнажая ещё больше мой орган. Теперь девушке была видна не только головка, но и часть ствола, гладкого, с взбухшими от возбуждения венами, члена. Он пульсировал и шевелился от удовольствия, что его рассматривают.

А потом произошло неожиданное. Катя, осторожно протянула руку и зацепив край полотенца, откинула его в сторону, полностью раскрыв мой пах, чтобы рассмотреть весь член целиком и яйца.

Я видел, как внимательно Катя смотрит на мои органы, наклоняя голову то вправо, то влево. Мне это доставляло огромное удовольствие. Мой член наливался ещё большим желанием, а в паху нарастало давление. Моя простата всегда вырабатывала много секрета и вот теперь, из головки члена показалась первая капелька прозрачной жидкости.

Засверкав в лучах солнечного света, попадающего в комнату из окна, она стала увеличиваться в размерах, а потом, вытягивая за собой тонкую паутинку, упала на живот, растекаясь в маленькое мокрое пятнышко. Катя зачарованно смотрела на это действо и видела, как из моего пульсирующего члена капает нектар, одна капля за другой.

Я видел как увеличились зрачки её глаз, как покраснели щёчки и как стали раздуваться ноздри её носика. Девушка явно была возбуждена увиденным. Мне хотелось знать, что она будет делать дальше.

Насмотревшись на чудеса мужского организма и убедившись что я сплю, Катя медленно протянула свою руку и коснулась указательным пальчиком ствола моего члена и тут же отдернула руку и отвернулась. Я продолжал старательно изображать спящего, не пошевелив ни одним мускулом, ни на лице, ни на теле.

Только мой член отозвался серией сильных сокращений. Успокоенная этим, Катя второй раз прикоснулась пальчиком к члену, но уже не стала отдергивать руку, а осторожно погладила его, а потом обхватила ладошкой, словно измеряя его толщину. Она провела несколько раз по нему рукой, от основания до головки. Мой нектар попал ей на ладошку и при следующих поглаживаниях, девушка размазала смазку по всему члену. От этого он стал блестеть. Поглаживания Кати вызвали очередную серию мощных пульсаций в члене и я не смог сдержать стон. Катя с испугом отпрянула от меня.

Я приподнялся и сел, и полотенце окончательно свалилось с моего тела, а член принял вертикальное положение. Катя хотела было встать с дивана и уйти, но я взял её за плечи и, прижав к себе, поцеловал, впиваясь в её губы. Она стала вырываться и стучать мне по плечам, но я продолжал впихивать в её рот свой язык, подминая тело девушки под себя.

Очень быстро она оказалась подо мной, зажатая между моих расставленных ног, прижатая к дивану моими руками. Мой член грозно смотрел на девушку, демонстрируя свои намерения. Я, наконец, пробился в её ротик и стал выискивать язычок, для совместной игры, одновременно, поглаживая одной рукой её грудь, теребя через ткань сосочки.

Мой натиск был стремительным и сильным, а сопротивление очень слабым и через минуту оно исчезло совсем. Видимо, не почувствовав непосредственной угрозы по отношению к своей щёлочке, и получая приятные ощущения от моих ласк, девушка расслабилась.

Я отстранился от её губ, чтобы посмотреть в её глаза и Катя тут же сказала: «Отпусти! Сейчас же!» Я не спешил выполнять её приказ: «Почему я должен тебя отпустить?» «Потому что! Отпусти я сказала!» — ответила Катя, но этот ответ мне совсем не понравился. «Я тебя отпущу, если скажешь, почему я должен тебя отпустить» — продолжал упорствовать я, поглаживая грудь девушки и целуя её в шею.

Ответ девушки последовал не сразу: «Потому что нам нельзя этим заниматься!» В её голосе уже не было резкости и страха. «Почему нам нельзя этим заниматься? Мне, например, можно и мне нравится тебя целовать и ласкать, а почему тебе нельзя получать от меня ласки и поцелуи?» — настаивал я на продолжении ласк, целую девушку уже в ключицу и, переходя на грудь, прямо через ткань футболки лаская её возвышенности и сосочки, которые стали ещё больше выпирать и твердеть.

«Мы с тобой не встречаемся, поэтому и нельзя!» — на выдохе прошептала Катя, перестав толкать меня в плечи руками. Я целовал её уже в животик и поглаживал груди своими ладошками, спускаясь губами всё ниже и ниже. Тело девушки дрожало и дыхание стало сильным и шумным.

«Мы с тобой уже полжизни встречаемся! Каждое лето!» — парировал я, чувствуя губами под тканью футболки резинку её трусиков и спускаясь ещё ниже. «Это не считается! Мы встречались не как парень с девушкой!» — уже с нотками наслаждения ответила Катя, вцепившись коготками в обивку дивана.

Мои губы, проскользнув по футболке, оказались на бёдрах девушки и тут же устремились вверх, под ткань. Моя голова оказалась накрытой и я, стал целовать кожу её бёдер, лаская и вызывая уже более сильные стоны. «А как мы встречались? Как парень и парень?» — продолжал я мимоходом нашу беседу, впиваясь губами в спрятанную за тканью трусиков, верхний край щёлочки девушки, заставляя её громко вскрикнуть.

Она попыталась что-то мне ответить, но получился бессвязный набор слов. Катя попыталась прикрыть от моих ласк свою щёлочку, опустив на неё свои ладони, прижимая футболку к трусикам и сильно сжимая ноги. «Мы встречались как друзья!» — еле выговорила девушка, стараясь не допустить повторного прикосновения моих губ к её щелочке, но я оказался сильнее и проворнее.

Мой язычок погрузился между её сомкнутых ножек и стал поглаживать щёлочку, которая уже была безумно горячей. «Ну, вот видишь, всё же встречались! Так что это не аргумент!» — всё же нашёл я возможность ответить и снова продолжил ласки. Я смог подцепить зубами край её трусиков и просунуть под него свой язык. Так я уже ласкал краешек писечки.

«Всё равно, всё равно, нельзя!» — шептала Катя, но её ножки чуть раздвинулись и мой язычок смог ещё дальше продвинуться и ещё больше ласкать. Девушка больше не прижимала свои руки к себе на живот, а обхватила ими мою голову и шею. «А я думаю, что можно! Если осторожно!» — продолжал я натиск на убеждения девушки. Я задрал вверх футболку, оголив животик и его низ, целуя обнажённую кожу, продвигаясь вверх, к манящим бугоркам.

Мой горячий, твёрдый, влажный и скользкий член тёрся о ноги Кати, получая долгожданные тактильные ощущения, пугая саму девушку своими размерами, твёрдостью и температурой. Катя чувствовала, как к её ноге прижимается и скользит твёрдый и живой предмет, истекающий влагой.

Понимая, что этот предмет интересует то, что спрятано у неё между ножек, она старательно их сводила вместе, но иногда, под натиском моих ласк, они разжимались на некоторое время, но как только, мой член, продвигался вверх, они снова сжимались. «Максим! Мы же только на чай договаривались! Хватит уже!» — просила меня Катя. «Не было такого, что только чай! И мне не хватит!» — упорствовал я, наращивая ласки и продвигая миллиметр за миллиметром свой член вверх.

Это противоборство повторялось несколько раз, пока острие моего члена не ткнулось между чуть разведенных ножек, которые тут же сжались, обхватив его. Я в это момент уже целовал девушку в губы и раскрытые для ласк груди. Мой язычок старательно облизывал и теребил острые и твёрдые сосочки, а зубки немного покусывали их. Мне нравилось чувствовать на острие своего копья сжимающуюся от страха, но горячую от возбуждения щёлочку.

Я стал осторожно, но сильно надавливать своим членом на промежность девушки, стараясь попадать в то место, где находится её клитор. Видимо, это получалось у меня очень хорошо, потому что Катя опять расслабила ножки, и мой орган стал свободно двигаться между них, а сама девушка, стала подмахивать мне.

В это момент я отстранился, так как почувствовал что готов кончить, выплеснув на тело девушки потоки спермы. Но мне не хотелось так заканчивать наше общение. Я стоял над девушкой на коленях, опершись на ладони, а между моих ног ...лежала жаждущая продолжения ласк красавица.

Мой член, как орудие танка смотрел вперёд и грозно покачивался. Катя смотрела на него с широко раскрытыми глазами, явно примеряя его на себя. «Я хочу тебя, Катюша! Хочу быть в тебе! Ласкать тебя внутри!» — прошептал я на ушко девушке. «Ты мне сделаешь больно!» — жалобно ответила Катя, но в её голосе не было протеста или отказа.

Она хотела меня, но боялась боли. Она всё так же смотрела на мой покачивающийся член, из которого всё так же текла прозрачная жидкость, и на свисающий мешочек с яйцами. Она потрогала мой горячий член своей ладошкой и погладила его, а потом и мошонку.

«Он большой и горячий! Мне будет больно, Максим! Не надо, пожалуйста!» — просила Катя, но в её голосе не было той уверенности, которая бы точно заставила меня отступить. «Тебе не будет сильно больно! Только чуть-чуть! Обещаю! Как комарик кусит и всё!» — убеждал я, и для пущей убедительности, показал какая будет боль, чуть укусив Катю за сосочек.

Она вскрикнула и впилась в мою спину коготками. После укуса приятная волна прокатилась по её телу и на её лице появилась блаженная улыбка. «Вот так и всё? И не больнее?» — спросила она. «Вот точно так! Я хочу быть очень осторожным с тобой, чтобы тебе было приятно и хорошо! Мне так хочется любить тебя!» — страстно шептал я ей на ушко. Катя зажмурила глазки и её ножки ещё больше расслабились, как бы давая понять, что она согласна.

«Ты должна показать мне, что сама хочешь меня!» — сказал я. У меня было много женщин, и просто половой акт не дарил мне тех эмоций и чувств, которых мне так хотелось. Мне нравилось обладать не только телом, но и душой девушки. Вот и сейчас я хотел взять её, но только если она сама подставит под мой член свою пещерку.

Катя посмотрела на меня мутными от вожделения глазками, как бы спрашивая, что я хочу от неё. «Ты должна открыться для меня, показать вход внутрь себя!» — сказал я, нависая над телом девушки. Катя опустила руки вниз и подцепив трусики, стянула их, а потом, приподняв коленки, коснувшись ими моего вздыбленного члена, сняла их со своих ножек, неотрывно смотря как пульсирует мой член.

Мне нравилось смотреть, как Катя глядит на мой орган с явным страхом, вперемежку с вожделением. Специально для неё я подвигал тазом, что бы мой таран покачался в стороны, вверх и вниз, показывая свою мощь и силу. Дрожа всем телом, Катя раздвинула ножки, открывая для него вход в свою пещерку.

Она была вся влажная, лепестки набухли и сочились нектаром. Они легко разомкнулись, открывая проход. «Возьми его и направь!» — сказал я девушке и она, взяв кончиками пальцев мой орган, приставила прямо к пылающему жаром входу.

Обхватив девушку за бёдра, чтобы не дать отодвинуться, я впился губами в её сосок и аккуратно укусил, одновременно, делая сильный толчок, бёдрами вперёд, погружая свой таран в её лоно. Головка члена легко проскочила внутрь, и почти не останавливаясь, разорвав преграду, погрузилась в тело девушки. Как там было горячо и влажно! Узкие стенки пещерки нежно обжали гостя и стали его обхаживать, доставляя неземное наслаждение.

Катя лежала подо мной с широко раскрытыми глазами, смотрящими в потолок и раскрытым ртом, из которого вырывались сильные выдохи. Я только сейчас почувствовал боль в спине. Катя вонзила в меня все свои 10-ть коготков и рвала ими мою кожу. Я стал осторожно двигаться внутри, раздвигая тесные стенки и наращивая темп. Катя стала дышать громче, переходя на стоны, а её ножки оказались закинутыми мне на бёдра.

Уже через минуту я трахал её, как самую настоящую женщину — сильно, мощно, рывками, безжалостно вгоняя член на всю длину, доставая до дна её пещерки. Из глаз Кати текли слёзы, было видно, что ей больно, но она старательно терпела, стремясь не выпустить мой орган из себя, который так жестоко разрушает её девственность.

Кровь впереме;ку с нашими соками, стекала на диван, оставляя на обивке большое тёмное пятно. Но мне было всё равно, я наслаждался овладением прекрасной женщиной, которая так сладко стонет и двигается на моём жезле. Сжав с силой в ладонях её груди, я погрузил свой набухший перед извержением член в глубину тела девушки и стал выплескивать свою жидкость, наполняя её пещерку живительным нектаром.

Никогда не пользовался презервативами. Принципиально. Если уж девушка забеременеет от меня, значит, буду отцом. А чтобы не заразиться, надо просто быть разборчивым и привередливым. Поэтому я с лёгким сердцем и душой наполнял подставленное под мой член лоно своим нектаром. Катя, видимо, поняла, что я кончил, так как сама тоже расслабилась, и сняла с мой спины свои руки, а с бёдер, ноги. Она с интересом смотрела, как я вытаскиваю из её пещерки свой окровавленный орган, с которого текут  кровь, сперма и смазка.

Минуту спустя, когда мы лежали, обнявшись на диване, она сказала: «Ничего себе попили чайку!» И мы вместе засмеялись. Катя теребила в своей руке мой опавший член, на котором засыхала кровь и сперма, словно изучая того зверька, который был в её теле. А я просто отдыхал, наслаждаясь теми ощущениями, которые подарил мне сегодняшний день и Катя.

Довольно быстро член стал твердеть в руках Кати и она, удивлённая этим фактом, продолжала его наглаживать, словно не понимая, к чему это сейчас приведёт. Когда он достиг необходимых размеров и твёрдости, я снова навалился на девушку и не смотря на её протестующие крики и просьбы, развёл ножки и снова вогнал в ещё истекающую кровью щёлку, свой орган.

В это раз проникновение было ещё более лёгким и быстрым. Вставив свой кол в лоно, я стал поправлять под собой расслабившееся тело девушки, придавая ему нужное положение. Почувствовав в себе мой член, и не испытав при этом ту боль, которая была недавно, Катя решила позволить мне продолжать начатое.

Я снова наяривал её, стараясь разметать остатки её девственности и ещё больше расширить её лоно. Я закинул её ножки себе на плечи, и приподняв её тело над диваном, стал трахать её в почти вертикальном положении, из-за чего, мой член стал сильно ударять её в матку и изгибаться.

Натрахав девушку в этом положении, не дав ей опомниться, я перевернул её на живот и, раздвинув ягодицы и раскрыв вход в лоно, вставил член сзади, и стал трахать её в этой позиции, сильно сжимая груди, шлёпая по ягодицам и поглаживая клитор. Девушка стала громко кричать и двигать своим телом, всё сильнее и сильнее, ускоряя темп, да так, что мне практически уже не надо было двигаться самому.

Катя сама себя насаживала на моё копьё. Я стал ещё сильнее шлёпать её по попке, теребить клитор и кусать за шею, от чего стенки её влагалища стали сжиматься и массировать мой член и через секунду, Катя сжавшись, в экстазе, стала кричать. Вогнав в её улетающее в оргазме тело член, я выплеснул ещё одну порцию спермы, наслаждаясь тем, что на моём копье кончает девушка.

Измазанные кровью, жидкостями, спермой и слюной, потные, мы довольные лежали на полу, куда свалились в обоюдном оргазме. Обессиленные и довольные мы смотрели друг на друга и улыбались, наслаждаясь тем счастьем, которое подарили друг другу. Я с некоторой тоской смотрел на измазанный диван и думал о том, что оставлю всё как есть, чтобы была память об этих событиях.


Рассказ опубликован: 22.11.2018

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "Беседа"

Гость

Это нечто!

Оставить свой комментарий