Как я писал уже ранее, девственности меня лишила матери кума, в 14 лет. У моей мамы в юности было очень много мужиков и они часто устраивали с кумой посиделки и пьянки, которые заканчивались оргиями.  Так как комнат в квартире было всего две, то мать оставалась в одной, кума приходила со своим хахалем обычно в мою комнату, и они этим занимались на моей кровати; я же спал в это время на кресле.

Как спал, конечно не спал, я подглядывал и мне было интересно. В темноте было видно плохо и очень редко, иногда под утро, мне удавалось увидеть более-менее какие-то детали, силуэты, а из соседней комнаты доносились звуки любви матери и её партнёра.  

К тому времени я уже мастурбировал вовсю и понимал, что происходит на соседней кровати, иногда сам под одеялом тоже потихоньку передергивал. Когда не было кумы, а к матери приходили мужчины, я подсматривал и за ней. Везло, когда у них работал телевизор, тогда я видел всё в деталях, я видел красивую грудь матери, она была большая и где-то 3+, но она, несмотря на роды двоих детей, не висела.

Видел её попу и иногда треугольник волос; видел, как её имели сзади; видел, как сверху - она очень громко и часто дышала, и просила «Есё, есё!» Именно так, через «с»... Дрочил за дверью и хотел её. Но решиться не мог - не хватало смелости.

Однажды, после какой-то очередной пьянки, мать и её гости упились в хлам, да так, что никто и ничего не соображал, все бродили как зомби. Мать осталась за столом с соседкой - тётей Аллой. Они разговаривали, совершенно не понимая, что происходит вокруг, казалось, они даже не замечали меня, когда я периодически заходил в комнату.

Было не совсем поздно, примерно часов семь-восемь вечера, вот тётя  Алла, наконец-то, встала из-за стола. Её шатало, она попросила меня помочь отвести её, благо, она жила за стенкой. И вот, придерживая за руку, я повёл её. Повёл это громко сказано, скорее болтался рядом! Весила она килограммов 100, а я всего 40-50, вот и не понятно, кто кого вёл. В общем, шли мы долго и не ровно...

Я сначала пытался держать тётю Аллу за талию, потом она сама обхватила меня за шею одной рукой, другой за пояс, при этом её огромная грудь придавила мне пол-лица. Я офигел, я запросто мог бы при желании поймать губами сосок - он был практически у меня во рту. Доведя тётю Аллу до кровати, я отпустил. Она  просто рухнула , там уже спал её муж, который ушёл раньше. Они были в таком состоянии, что тётя Алла начала дёргать мужа и говорить, что она хочет ебаться, а он лишь мычал. Я стоял в дверях и не мог уйти. Тут она начала стягивать с него штаны и теребить его вялый член, а он лишь храпел.

Тогда она взяла его в рот и видимо прикусила, потому что сосед вдруг заорал, подскочил и дал тёте Алле в глаз. Мужик он был здоровый, тётка слетела с дивана и закатилась в угол, а он тут же завалился спать. Она лежала в углу и не шевелилась. «Не убил ли он её?» - пронеслось у меня в голове. Я очень осторожно подошёл к тёте Алле и повернул её на спину. Она дышала, при этом одна грудь выпала из разреза платья, и я замер от увиденного. Она открыла один глаз, второй уже медленно заплывал, и попросила помочь ей встать.

Я повёл её в соседнюю спальню, при этом голая грудь касалась моего лица, а самое главное - она даже не пыталась убрать её. Глаза просто стеклянные, надо ли говорить, что у меня  стояк уже был с полчаса, не меньше. Доведя тётку до кровати, я попытался осторожно положить тело, но рухнул вместе с ней... Хорошо, что сверху, иначе она бы меня просто раздавила. Как только мы упали, она схватила меня за голову и впилась своими губами в мои губы, при этом её рука полезла в мои трусы, схватила меня за член и стала сильно и резко дрочить!

Мне было немного больно, к тому же, я боялся, что проснётся её муж. Я делал слабые попытки вырваться, но совладать с огромной тёткой не мог. Я вырвался из её объятий, и начал умолять отпустить меня ,так как я боюсь дядю. Она так же молча опять впилась в меня, свободной рукой стянула с меня трусы, отодвинула свои и запихнула мой небольшой писюнчик себе внутрь. Её руки сжали мои ягодицы и она стала загонять меня в себя...

Влагалище у неё было огромное, мой членчик пропадал между огромных половых губ, но там было очень мокро и тепло, и вскоре я кончил, прям в неё, не успев даже ойкнуть. Она ещё некоторое время также долбила себя мной, но когда мой дружок упал, она не открывая глаз столкнула меня с себя и ногами с кровати. Мне ничего не оставалось, кроме как натянуть трусы и штаны и пойти домой. Удовольствия от того, что я кончил, не было, и я думал, что придётся ещё сегодня подрочить.

Но это был мой день. Придя домой, я обнаружил мать, спящую без трусов на туалетном ведре (дело было осенью и по ночам, чтобы не бегать в туалет на улицу, мы ходили в ведро, вот на нём она и заснула). При этом трусы у неё были ниже колен, я попытался растолкать мать, но она не реагировала, при этом нужно было поддерживать, чтобы она не упала вместе с ведром. Тогда я обхватил её сзади под грудь, приподнял, благо она была моего веса, и поволок на кровать.

Она была уже в ночнушке, без лифчика. Мои руки крепко сжимали её большую и мягкую грудь, трусы мы потеряли  по дороге. У меня опять встал. Осторожно опустив мать попой на кровать, я уложил её голову на подушку и начал поднимать ноги, в этот момент ночнушка задралась, ноги раздвинулись и я увидел ЕЁ!!! Красивей писи я потом не встречал.

Я всю оставшуюся жизнь пытался найти женщину с такой же красивой писькой: волосики (из-за трусиков) были слегка примяты, из под них виднелись коричневые губки - они были сжаты и из под них тонкой, кривой полоской виделся нежно-розовый клитор. От неё исходил очень приятный запах, и я не удержавшись потрогал писю пальцем. Мать никак не реагировала, тогда осмелев, я слегка раздвинул большие губки и стал рассматривать, что там внутри.

Всё, выдержать я уже не мог, и взяв мамины трусы, обернул их вокруг стоящего писюна и стал дрочить, свободной рукой я трогал мамину писю, (извиняюсь за детское название, но у меня язык не поворачивается назвать её другим, похабным словом). Вскоре я кончил и, несмотря на второй раз, спермы было очень много, я залил и руку и мамины трусы и постель. Часть попала ей на ноги. Успокоившись, я стал всё оттирать, пока оттирал возбудился опять... Чё там в 14.5 лет, можно было хоть раз пять дрочить за день, а тут живое!

Опять попытался растолкать мать, но она не подавала вообще никаких признаков  жизни, даже не издавала звуков. Тогда я решил, что второго шанса у меня не будет. Я разделся полностью, раздел маму, положил её на спину и стал целовать ее всю. С губ переместился на шею, грудь, потом живот, потом пупок и опустился ниже. Не знаю, я никогда раньше этого не видел и не знал. Порнухи в наше советское время не было, но я захотел поцеловать её ТУДА! Я осторожно коснулся языком розовой полосочки клитора, меня пьянил запах исходивший от неё, немного чувствовался запах мочи, но второй! Он забивал всё!

Я лизнул ещё раз, никакой реакции, тогда я засунул между губ весь язык, мать дёрнулась, я испугался и спрятался под кровать. Приподнявшись, я увидел, что она так  же лежит, только свела ноги. Пришлось начинать всё заново, осторожно развести ноги, раздвинуть губки, только теперь я касался не кончиком языка, а лизал всей плоскостью. Мать начала тяжело дышать, соски набухли и стали твёрдыми, я замер, ожидая что будет дальше.

Глаза закрыты, дыхание учащенное, но не шевелится. Тогда я сел, придвинул головку к писе и стал водить между половых губ. Было очень приятно, но суховато. Тогда я слюнями смазал головку и продолжил тереться, нажимая с каждым разом всё сильнее. Всё было хорошо, но сухо, тогда я решил смазать между губами языком. Улегшись у мамы между ног, я начал раздвигать пальцами губы и вдруг увидел мокрое пятно у неё под попой, она текла!


Я-то тёр сверху, где клитор, а весь сок вытекал из влагалища, вниз по попе, там реально была лужа. Я осторожно, двумя пальцами провёл снизу вверх, они были нереально мокрые, с них только что не капало. Я осторожно лизнул их, это было вкусно. Тогда я припал к маме. Я высасывал из неё этот сок, я засовывал туда язык, стараясь добраться до самого вкусного. И тут она затряслась, захрипела, и я, испугавшись, перестал лизать, сполз с кровати и стал наблюдать.

Она, не открывая глаз, рукой начала тереть маленький розовый бугорок и повизгивать, и вдруг я увидел, как вверх брызнули несколько капелек, их было буквально несколько, это было удивительно! Мать ещё пару раз дёрнулась и замерла, только теперь она легла набок.

У меня внизу всё горело, ныло и требовало излияния. Я осторожно из под кровати подёргал мать за ногу - спит и не шевелится. Тогда я вылез, прилёг рядом сзади, и стал её гладить. Девственником я уже не был, всё матушкина кума, спасибо ей, но и решиться взять маму я не мог. Я целовал её спину, опускался всё ниже и ниже, дошёл до копчика, скользнул языком между ягодиц, и коснулся языком ануса, это было тоже необычно, слегка кисловатый вкус, но не противный. Запах только от писечки, при этом я чувствовал, что начинаю кончать. Кончил себе в ладонь, опять всё протекло на постель и на ноги маме.

Но мой петушок продолжал стоять, а мне так же хотелось попробовать маму, какая она внутри. Вытерев руку об её трусики, которые валялись возле кровати, я опять осторожно повернул её на спину, и полез языком в писю. Там была Венеция, но добавился ещё еле уловимый запах чего-то нового, от чего я опять был на грани оргазма. Потряся немного мать, я убедился , что она так же не реагирует. Тогда я осторожно подтянул её ближе к себе, ноги безвольно обвивали мою спину.

Осторожно, двумя пальцами раздвинув половые губы, я начал вводить головку внутрь влагалища. Она вошла не туго, но и не провалилась, я бы сказал, вошла как надо. Мать не реагирует, я начинаю сосать грудь и вхожу в неё полностью. И тут же кончаю, почти сразу. На первом входе. Офигев от страха, но желая ещё, я начинаю двигаться внутри мамы. Там и так было мокро, плюс моя сперма, короче, всё хлюпает, течёт, но меня уже не остановить.

Вдруг мамины руки крепко обхватили мою спину чуть выше попы и начали двигать меня, я оторвался от груди и стал смотреть на мамино лицо, она не открывала глаз и улыбалась, видно, ей было хорошо. Почувствовав, что сейчас кончу, я впился в её сосок. Так сильно я ещё не кончал! У меня аж потемнело в глазах, ноги отказались двигаться, я лежал и меня трясло. Мама тоже сильно сжала меня руками и тихонько выла, тут у меня случился ещё один оргазм, при этом в полувялом состоянии.

Сил уже не было, но оставалась проблема: всё залито спермой и она есть внутри мамы. Прикинув, что менять простынь вариантов нет, поскольку матрац под ней тоже был мокрый, я вылил остатки вина на постель. Раздвинув губки, я начал вытирать сперму аккуратно пальчиком, на который были надеты трусики.  Мать начала подмахивать попой вместе с моими движениями, я снял трусы с пальца, и вставив второй палец внутрь влагалища, начал языком сосать бугорок, который был уже твёрдым как горошинка .

И тут она положила мне руки на голову и крепко прижала к себе, я не мог не вдохнуть, не выдохнуть и начал просто чавкать ртом, начал двигать пальцами вперёд-назад, мой средний палец в один из моментов выскользнул из писи, и по инерции я его двинул вперёд, случайно вставил в попу, мать ойкнула, я  испугался, но её руки не отпускали меня.

Я уже не мог видеть, спит ли она, или это происходит в её пьяном бреду. Не шевеля пальцами, я потихоньку посасывал писечку, она же сама начала двигать попой, насаживаясь на мои пальцы, которые были в ней одновременно в двух дырочках, при этом она  охала, и я услышал заветное «ЕСЁ, ЕСЁ!» . То есть, ей было так же хорошо как и с другими мужчинами, и тут я почувствовал во рту горячую струйку, её опять начало трясти, руки безвольно упали.

Я, наконец-то, мог полностью вздохнуть. Подняв голову, увидел покрасневшее мамино лицо, она была очень красива, но мои пальцы-то были ещё в ней! И я решил: умирать, так с музыкой. Осторожно повернув маму на бок, я вытащил пальцы сначала из влагалища, потом из попы. Потерев головкой по маминой письке, я аккуратно раздвинув пальцами ягодицы, начал пристраивать головку к коричневому сжатому колечку.

Я знал до этого из своих подглядываний, что маму иногда трахали в попу, я слышал, как  мужики просили её дать «в очко», видел, как они ставили её раком и садились сверху на попу, вставляя члены  в неё. Она обычно айкала, и просила «потише», и ещё начинала скулить в подушку, чтоб я не слышал, а через время её любимое «ЕСЁ, ЕСЁ!».

Вот и сейчас я понимал, что могу разбудить её, но мне тоже хотелось попробовать мамочкину попку. Аккуратно направив головку в середину колечка, я обхватив весь член так, что осталась видна только головка,  начал задавливать её внутрь попы, смазки было так много, да и толщина моей пиписьки в то время позволили мне быстро войти. Мама перестала дышать, замер и я, и тут она напрягла попу… и пукнула…

При этом мой член полностью провалился внутрь , там было очень тепло, я даже представить не мог, насколько это хорошо, но тут мама снова попой начала насаживаться на мой член, хотя он был практически весь в ней. Она одной рукой, вывернув её назад, схватила меня за попу и стала насаживать себя на меня. Я дрожал, то ли от удовольствия, то ли от страха, что мать не спит, но я дрожал и продолжал...

Войдя в раж, я уже долбил мамину попочку. Она опять начала шептать: «ЕСЁ, ЕСЁ!»  Только теперь непрерывно, до тех пор, пока она не начала кончать, и тут начал кончать я... Это было что-то! Сама мысль, что я в ПОПЕ у мамы, что моя сперма в ЕЁ ПОПЕ!

Сколько мы так лежали, не помню, я аж задремал, очнулся от того, что мой писюн выскользнул из попы. Вытерев опять всё мамиными трусикам, я пошёл спать. Сначала я хотел выкинуть эти трусы, но потом решил спрятать. У меня на чердаке была коллекция с картинками полуголых женщин, в основном вырезки из журналов картин Рембрандта и т.д, на которые я онанировал.

Утром меня разбудили тётя Алла с мужем , которые припёрлись похмеляться. Тётя Алла начала орать на мужа, чтоб он не пялился (я и забыл, что мать спала голой). Она растолкала кое-как маму, одела её. Они стали похмеляться и готовить что-то на кухне, Тут сделал вид, что проснулся и я, и они принялись расспрашивать, что тут вчера происходило, так как они ничего не помнят, даже откуда у тёти Аллы бланш под глазом.

Я понял, что меня пронесло, и принялся врать, рассказывая, как они начали скандалить, потом пили, опять ругались, а потом типа я уснул и не помню. Когда сосед вышел покурить, я слышал как мама спрашивала, мол Алка, меня кто-то вчера трахал, а я не помню. Тётя Алла отвечала, что унее тоже вся пизда в сперме, типа может Витька? Но решили, раз не помним, значит фиг с ним. Но оказалось всё не так просто и гладко, как складывалось. Но об этом напишу в следующий раз.


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: 04.01.2019

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "С мамой. Продолжение"

Гость

а где же предыдущие части?

Гость

пиздёшь

Оставить свой комментарий