Итак, продолжаем. Мы остановились на том моменте, что мама с тётей Аллой решили, что их имел сосед. Я немного покрутился дома, поел с ними за столом, при этом они втроём активно похмелялись, а потом убежал по своим делам. Вернувшись через пару-тройку часов, я обнаружил, что сосед спит, уткнувшись в локоть прямо за столом, а мать с тётей Аллой пьют и разговаривают. При этом, судя по их внешнему виду, они были чуть лучше, чем вчера. Они при виде меня замолчали, потом предложили мне покушать.

Покрутившись с ними, я пошёл в свою спальню, типа спать. Лёг и прикинулся спящим. Ждать пришлось очень долго. Они разговаривали очень активно, но мне было практически ничего не слышно, видимо, они понимали, что я могу не спать. Вот, совсем негромко мама позвала меня по имени, я молчал. Тогда я услышал шаги - она встала на пороге и опять негромко меня позвала. Я сопел, делая вид, что сплю. Тогда она прикрыла двери.

Надо сказать, что двери состояли из двух половинок и никогда не закрывались полностью, вернее, одна половинка закрывалась, а вторая лишь подходила к ней, но оставалась щель, к тому же, если слегка потянуть, то она открывалась наполовину. Я часто этим пользовался, когда подсматривал за матерью, занимающейся сексом. И сейчас, услышав, что мать с соседкой стали говорить громко, я потихоньку соскользнул с кровати, потянул за дверь, и лёг обратно.

Таким образом, даже если бы мать и тетя Алла вышли, то подумали бы, что дверь открылась сама, но мне теперь стало всё слышно, а разговор был явно не в мою пользу. Как я стал понимать, мать с тётей Аллой в моё отсутствие убедились, что это был не сосед, потому что соседка не один раз говорила матери, что рождённый пить, ебать не может, к тому же, она хорошо знала запах и вкус спермы мужа, это точно был не он.

А мать ей говорит, что сначала она думала ей привиделось, а теперь она убеждается, что это был этот мелкий засранец мол, она знала, что Риткина затея ничем хорошим не закончится.

Дальше рассказ пойдёт от лица тёти Аллы. Честно скажу, слова и выражения были другими. Это я их прилизал для того, чтобы не было пошлятины. Итак.

- Брось, даже если и он был, что теперь сделаешь? Бить - нет, нельзя, ты его загубишь, тут надо что-то другое, мол, ладно, раз мы с тобой сёстры по несчастью или счастью, слушай, расскажу тебе, ты нас точно не сдашь, сама такая же. Один раз мы с Витькой занимались любовью, он трахал меня сзади (я подумал: ну конечно, спереди из-за живота тебя хрен продерёшь), так вот, трахает-трахает он меня и вдруг вскакивает и убегает в другую комнату. Я в шоке, он идёт назад и тащит нашу  Аньку за волосы голую.

Анька это их дочка, моя ровесница, которая училась в специнтернате и приезжала только на выходные.

- Оказалось, что подняв взгляд, он увидел, как она стоит голая и мастурбирует, глядя, как мы трахались. Мы все голые, она ещё и ревёт, он ей подзатыльники, я заступаться, отобрала дочку, прижала к себе, Витька сел рядом, матерится, я глажу мелкую по голове, успокаиваю и начинаю спрашивать, что да зачем, а она и говорит, что в интернате они с девочками и пацанами давно друг другу гладят письки, а она уже не первый раз за нами подсматривает и ласкает, ей это очень нравится.

Тут надо пояснить, что она была немного отсталой в развитии, не совсем дурочка, больше на уровне ребёнка из детского сада, поэтому и училась в спецшколе.

- Тут Витька совсем озверел, начал кричать, что она дура. Эта ещё больше реветь, я Витьку заткнула, её ещё сильней прижала, стала гладить по голове, спинке, потом целовать. Витька ушёл курить в это время. Успокоив дочь, я вышла к нему. Он так и стоял голый на кухне. Я его обняла сзади, взяла рукой за член, начала подрачивать, он пытался увернуться, но член уже затвердел. Тогда я присела, взяла его в рот и стала сосать, он уже так пытался, для вида. Доведя его до стадии полной потери разума, я бросила сосать, встала и говорю, надо что-то решать с Анькой, так нельзя. В школе она точно натворит такого, что мы потом с тобой не разгребём.

- Да, -говорит он,- я и сам это понимаю, оттого и бешусь, вон вымахала дылда,  14 лет , а на вид все 18-20. Но что делать-то? Она же дочь! Тут я ему и говорю:

-  Давай, Вить, мы ей поможем, мы же не сделаем хуже, она и так нас видела, давай покажем, что да как, пусть потрогает, пощупает, по крайней мере это лучше, чем какой-нибудь полудурок в школе её изнасилует.

- Алл! Если она кому-нибудь скажет? Понимаешь, это тюрьма!

- Не скажет, запугаем, что нас в тюрьму, а её в детдом, она его как огня боится! Давай, говорю, я её подготовлю, а ты как я закашляю, заходи. Пришла, присела к дочке, она сидит запуганная, но уже не плачет. Села опять, начала её гладить, говорю, тебе правда нравится за нами смотреть?

- Да! А тебе приятно, когда ты себя гладишь?

- Да. А хочешь увидеть и потрогать?

- Да. Тут я села поудобней, раздвинула ноги себе и ей, говорю, делай то же, что и я. Смотрю, в сторону двери, стоит мой Витька и медленно гладит свой член, глядя на нас, мы сидим боком, я его вижу, а Анька нет, потому что не сводит глаз с меня. Ну ладно, думаю, поехали. Беру, раздвигаю пальцами свою мохнатку, говорю ей, раздвигай. Она повторяет. Теперь смотри, вот отсюда мы писяем. Она - знаю. Здесь вот, дырочка, отсюда появляются детки, она – а как они из такой маленькой дырочки появляются? Я говорю, она не такая уж и маленькая, она легко растягивается, смотри.

Убрав её руку от маленькой писечки, придвинула ближе к себе, и начала вставлять два пальца себе в манду, потом три, потом говорю,давай ладошку, и начала засовывать себе внутрь её ладошку сразу всю. Она напряглась, но смотрела, не открывая глаз, как ладошка целиком входит в мою пиздень.

Дальше давай, двигай ручкой во мне сама, она начала нервно дёргать ручку туда-сюда, было забавно, но очень возбуждающе. Я своей рукой раздвинула её губки и медленно пальцем начала водить вокруг клитора, Аня вздрогнула, остановилась.

- Давай, не останавливайся... - прохрипела я.

Она испуганно начала водить рукой очень быстро, я уже пальцем тёрла клитор, мы обе тяжело дышали. Она вся аж выгнулась навстречу моему пальцу, текла, губки и клитор набухли. Пора, подумала я.  Тут я убрала свой палец с её клитора и вытащила её руку из себя. Она удивлённо посмотрела на меня, видно было, что она в недоумении, но ей хотелось продолжения.

Тут я закашляла. Анька удивлённо смотрела, как в комнату  входит отец со стоящим членом, такого она ещё никогда не видела. Я начала её успокаивать: папа не будет тебя бить и ругать, сейчас мы тебе покажем, как нужно дружить мальчикам и девочкам, но только ты не должна никому этого говорить, иначе нас с папой посадят в тюрьму, а тебя заберут в детдом, ты же не хочешь в детдом?

- Нет!

На её глазах начали появляться слёзы.

- Не плачь, если ты будешь молчать, то этого никогда не случится, хорошо?

- Да, - кивнула она.

Беря мужа за член, я его подвела к нам.

- Наши дырочки мы уже изучили, теперь смотри, как устроена писька у мальчиков. Член был в сантиметрах двадцати от наших лиц.

- Бери его в руку, приказала я. Она осторожно взяла его в ладошку, глядя на отца снизу вверх. Он стоял, откинув голову назад и закрыв глаза.

- Крепче бери, обхвати его ладошкой - помогла я ей, обхватив своей рукой её ручку. Оттянув шкурку назад, мы оголили его головку, осторожно, взяв свободную руку, её указательным пальцем коснулась уретры, сказала:

- Отсюда мальчики писяют и отсюда появляется то, из чего потом появляются детки.

- Мама, а что?...

- Подожди, не спеши.

Виктора трясло, он вздрагивал каждый раз, когда мы касались головки.

- Теперь смотри, чтобы всё получилось, нужно чтобы мальчикам было хорошо, как и нам, девочкам, тебе интересно?


- Да - кивнула она.

- Хочешь ещё?

Она лишь молча кивнула. Ложись на диван, лицом вверх, так тебе будет лучше видно, она послушно легла, я встала на четвереньки над ней по принципу 69, так, что теперь она снизу видела мою дырку, а я видела её дырочку.  

- Давай, Витя.

Его два раза просить не пришлось, он пристроился сзади и начал вставлять в меня свой член.

- Не так быстро! - прикрикнула я - надо, чтобы ребёнок всё рассмотрел! Я раздвинула губы.

- Дырочку видишь - спросила у дочери?

- Да - ответила она.

- Теперь смотри, как папа будет вставлять свою палочку в меня.

Я видела, как она подняла голову выше, чтобы лучше было видно, и Витя начал вводить головку в меня, при этом его яйца, висевшие как два мешка, легли на голову дочери, он аж дрогнул, и начал входить в меня до упора. Я почувствовала, что его трясёт и понимала - надолго его не хватит. Поэтому прижала его к себе и не дала двинуться.

Анька смотрела, чуть дыша, как исчез длинный папкин член у меня внутри. Она то смотрела вверх на пизду, то мне в глаза, правда, болтающиеся сиськи мешали, но мне было не важно, было важно ей. Дав мужу отдохнуть, я чуть подалась вперёд, давая возможность члену выйти из меня, от неожиданности член упал, прямо на дочкино лицо.

И муж и дочь опешили, а я быстро подхватив член, вставила его в себя и начала двигаться взад-вперёд. И Витька и Анька засопели, а я увидела, как дочка начала себя подрачивать. Видя это, я чувствовала, что кончаю, при этом боясь испугать ребенка, я молчала. Меня трясло. Муж, поняв, что я кончаю, начал кончать тоже. Я чувствовала его толчки, чувствовала, что спермы много, что она сейчас начнёт вытекать из меня, но боялась испугать дочку, видя и понимая, что она вот-вот кончит.

А этот кобелина начал опять меня елозить. Его член не падал! Раньше такого не было. “Вот сучонок” - подумала я. Он начал очень сильно и часто долбить меня, я чувствовала, что из меня уже течёт, и тут Анька выгнулась, её рука начала бешено тереть  промежность. Она вскрикнула и, зажав ладошкой писечку, начала содрогаться в экстазе. Опустив голову вниз, я увидела её счастливое лицо, перемазанное спермой, которая вытекала из меня и которую она размазывала по лицу и слизывала, но не отрывала глаз от того, что творилось над ней.

Я увернулась от мужа, он замер, ничего не понимая, а я повернулась лицом к дочери и стала целовать и слизывать всю сперму с её лица, и тихонько, почти шёпотом, спросила,не хочет ли она попробовать с папой? Она, вдруг, заплакала тихонько, почти беззвучно и прошептала, что очень хочет.

-  Не бойся, я буду рядом, буду помогать. Сначала будет немного больно, но это быстро пройдёт и папа будет очень осторожен.

Она ответила, что ничего не боится. Тогда я аккуратно раздвинула ей ножки и начала целовать её девочку, сначала только прикасаясь губами к почти безволосым губкам, потом начала засасывать её полностью. Дочь тихо постанывала, я поняла, что пришло время Виктора и попросила мужа очень осторожно нависнуть над ней. Взяла его крепко за член так, что осталась торчать только головка и, пальцами раздвинув большие губы, подвела головку к маленьким губкам, начала осторожно водить ей по ним.

Сначала только уретра, потом, увеличив нажим, полголовки мелькали между губёшек, цепляясь за дырочку влагалища. Я начала в этот момент надавливать сильней и сильней и вот, уже громко сопел и Виктор. Он и сам в эти моменты пытался надавить, но я крепко держала член и не давала ему проникнуть в дочь. Та лежала, закрыв глаза и блаженно улыбалась. И тут я начала двигать член внутрь влагалища, буквально по 2-3 миллиметра, вперёд-назад, вперёд-назад, постепенно загоняя его внутрь девочки, да и муженёк придавливал, видно, он уже ничего не соображал и пытался засунуть на всю.

Мне стоило труда не дать ему сделать это. Когда он достал до плевы, Анька крепко сжала в кулаках простынь. Тут я резко убрала руку, и Виктор просто провалился в неё. Она ойкнула, а он уже как отбойный молоток начал долбить её. Дочь не издавала никаких звуков, только учащённо дышала и подмахивала навстречу папе. Тот задвигался быстрее, я поняла, что сейчас он кончит. Приподняв его за живот, подставила рот под его член и приняла весь удар спермы на себя.

Мало того, что её было очень много, никогда такого количества не было, мне ещё нужно было высосать всё до последней капли. Я сосала так, что он даже ойкал, потому что ни капельки не должно было попасть внутрь моего ребёнка. Когда я поняла что в уретре ни капли, я снова вставила член в дочкину письку и руками заставила их опять двигаться навстречу друг другу.

Аня даже не успела потерять ход акта. Виктор, пока ещё на автомате тоже двигался, хоть не так и быстро, но как и нужно было. Буквально через десяток-другой секунд дочь вскрикнула, её затрясло так сильно, что мы оба замерли. А её трясло секунд двадцать, наверное, не меньше. Она сама насаживалась на член, опадала и снова на него взбиралась. И вдруг, она рухнула и перестала шевелиться.

Я испуганно подняла её голову, она почти не дышала, но улыбка была на её лице. Я поняла, что она просто вырубилась от оргазма. Я слышала, что у некоторых так бывает. Я прижала её к груди и стала гладить по голове, по лицу, по плоской, совсем ещё без титечек груди, попе и целовать всё это жадно, быстро.

Виктору глазами показала, чтобы он исчез. Тут она открыла глаза, улыбнулась и крепко прижалась ко мне. Я чувствовал, как слёзы текли из её глаз. Я спросила не больно ли ей. Она покачала голово.

- Нет…

- Тогда что? - спросила я.

- Мне очень и очень хорошо, а где папа?

- Он ушёл, чтобы не смущать тебя.

- Я хочу вас обоих обнять и поцеловать.

- Хорошо. Витя!

Он осторожно вошёл в комнату. Член его находился в полубоевом состоянии.

-  Присядь.

Он присел, я его обхватила одной рукой, дочь другой, так мы сидели очень долго. Я услышала, что дочь сопит, как будто спит. Отодвинувшись, увидела, что так и есть, тогда Виктор осторожно отнёс её к ней в спальню, а придя, положил меня на бок и хорошенько вздрючил.

Утром мы ещё раз наказали Анне никому никогда не говорить об этом, иначе тюрьма и детский дом. Больше мы её не трогали, но иногда позволяем быть рядом, когда мы занимаемся любовью. Она сидит на кресле и сама себя ласкает, наблюдая за нами. Иногда гладит мне грудь или попу, вытирает сперму с меня и мужа, но не больше.

Вот так-то, соседка, ради детей иногда нужно и сделать чёрти-чё. Думай сама, я бы на твоём месте не спешила и подумала, как сделать так, чтоб он чего-нибудь не натворил лишнего и ненужного. Ладно, я пошла, помоги мне эту кобелину дотащить.

Тут они, загремев, начали поднимать соседа.

Его, бурчящего и бубнящего потащили через мою комнату на выход. Надо ли рассказывать, что слушая рассказ тёти Аллы, мне пришлось подрочить и кончить. Я был очень взбудоражен и возбуждён услышанным. Сердце моё бешено колотилось, член стоял, я был в шоке и не знал, что теперь с этим всем делать. Я услышал, как возвращается мать , закрыл глаза и прикинулся спящим.


ОЦЕНИ РАССКАЗ:

Рассказ опубликован: Сегодня в 14:40

Последние комментарии
Комментарии к рассказу "С мамой. Продолжение. Рассказ тёти Аллы."

Гость

Хочу продолжения

Гость

Очень даже ничего)

Оставить свой комментарий